ДВА ПОДАРКА

Если я скажу, что на наших глазах творится история, то кто-то наверняка воспримет это с иронией. В самом деле, какая уж тут история при нашей беспросветной жизни. Что ж, большое, как сказал поэт, видится на расстоянии. И все-таки мир вокруг нас меняется. Даже солнце каждый день светит по-разному. Но одни не снимают черные очки, другие – розовые, поэтому и видят в них то, что хотят увидеть.
Ко Дню независимости Джордж Буш получил из России сразу два подарка, которые могут кардинальным образом изменить геополитическую расстановку сил в мире. Сначала пришло сообщение, что Владимир Путин принял решение отказаться от помощи Ирану в строительстве атомной станции в Бушере. Эту сенсационную новость обнародовало Агентство стратегических прогнозов Stratfor. Скорее всего, это результат долгих американо-российских переговоров. В качестве компенсации Москва получит $20 миллиардов долларов на долгосрочную программу по утилизации ядерных и химических боезарядов.
Наверняка были обещаны и другие взаимовыгодные проекты, иначе Россия вряд ли вышла бы из прибыльного для себя дела, сулившего ей свыше 800 миллионов долларов. Впрочем, не последнюю роль сыграли и соображения безопасности. При подписании договора на эти вещи внимания не обратили. И теперь выясняется, что нет никаких препятствий для использования отработанного ядерного топлива, которое используется для производства ядерных зарядов. Более того, Тегеран решительно выступил против российской инспекции на станции после ввода ее в эксплуатацию.
Однако можно не сомневаться, что Иран постарается довести начатое до конца, прибегнув к услугам Китая или Франции. В числе других потенциальных кандидатов называют также ЮАР, Беларусь и даже Малайзию. Но никто из них не пикнет, если дойдет до того, чтобы уничтожить атомный реактор. Вообще, надо отметить, возросший интерес средств массовой информации к ядерным приготовлениям на Ближнем Востоке. Недавно немецкая газета <Вельт> распространила информацию о том, что Египет якобы стремится обзавестись ядерным оружием. Вслед за этим появились сообщения, что у берегов Омана могут появиться израильские подлодки, оснащенные термоядерными боеголовками.
Аналитики расценили это, как обмен <ядерно-пропагандистскими> ударами. Тем не менее, следует обратить внимание, что газетная кампания совпала по времени с докладом, подготовленным для американских военно-воздушных сил. В нем, в частности, говорится, что Израиль создал и собственную водородную бомбу. По мнению полковника Уорнера Фарра, одного из авторов доклада, Израиль – пятая по мощи ядерная держава – после США, России, Франции и Китая. В его арсеналах свыше 400 атомных и водородных бомб. А сейчас израильтяне приступили к оснащению термоядерным оружием своих подводных лодок класса <Дельфин>, приобретенных в последние годы у Германии.
Наличие ядерного подводного флота, считает Фарр, позволяет нанести как превентивный, так и ответный удар по любому противнику, и тем самым коренным образом изменить ход ядерной гонки на Ближнем Востоке. По сведению журналистов Middle East Newsline, Израиль уже договорился с Оманом, расположенным рядом с Ираном, о возможности использовать его территориальные воды и даже морские базы. А с Иорданией достигнуто соглашение об использовании ее воздушного пространства в случае военной конфронтации с Ираном. Какими бы невероятными ни казались эти сообщения, доля истины в них, безусловно, есть. Арабские монархии Персидского залива не на шутку встревожены ядерными амбициями Тегерана. Так, посол Объединенных Арабских Эмиратов в Москве Тарик Ахмед аль-Хайдан заявил в интервью газете <Известия>: <Угрозу для соседей представляет даже не сам факт обладания Ирана ядерным оружием, а его стремление обзавестись им>.
Все это наводит на ряд размышлений. Уже в 1967 году у Израиля было 13 атомных бомб. Но информация о ядерном потенциале страны тщательно скрывалась. Год спустя был подписан Договор о нераспространении ядерного оружия, который вступил в силу в 1970 году. Подписи под этим Договором поставили 187 государств. Но вы не найдете среди них Израиль, Индию и Пакистан. Отказавшись официально вступить в <ядерный клуб>, Израиль лишил себя многих привилегий. Наверное, было бы разумней провести испытания сразу после того, как это сделал Китай. Не исключено, что и Израиль тогда мог бы стать постоянным членом Совета Безопасности ООН. Но время было упущено. И сейчас, оставив позади Великобританию, и лишь немногим уступая Франции и Китаю, крошечный Израиль, считаясь по сути ядерной сверхдержавой, вынужден скрывать правду, что, естественно, не повышает его авторитет.
Можно, конечно, найти массу оправданий. Дескать, сообщение о наличии ядерного оружия только бы спровоцировало гонку вооружений в регионе. Кроме того, это вызвало бы гневную реакцию со стороны Советского Союза и Соединенных Штатов, вступивших в эру ограничений ядерных арсеналов. Поэтому, мол, пришлось ждать лучших времен, но всякий раз что-то мешало. Любой аргумент имеет право на жизнь. Но никакими аргументами не прикрыть того, что Израиль сам вычеркнул себя из <ядерного клуба> и, по большому счету, усложнил собственную жизнь. В конце концов, можно было провести испытания после окончания операции <Буря в пустыне>. Хоть какой-то был бы ответ на безответные бомбардировки Саддамом Тель-Авива.
Вторым подарком из России стала первая партия нефти, поставка которой специально была приурочена к Дню независимости. Шутники расценили это как символ независимости Америки от ближневосточной нефти. Танкер с двумя миллионами баррелей нефти компании <Юкос> бросил якорь в морском порту Хьюстона. Если такого рода транспортировка окажется выгодной, то до конца года следует ждать еще 5-6 супертанкеров водоизмещением свыше 300 тысяч тонн.
В свое время Советский Союз заключил несколько контрактов на поставку нефти в Соединенные Штаты. Но не напрямую, а через посредника, в роли которого чаще всего выступала Венесуэла. Схема была достаточно проста, но эффективна. Венесуэла поставляла нефть в Америку по советским контрактам, а СССР – европейским странам, но по венесуэльским контрактам. И все были довольны. Прямые поставки затруднены тем, что в России нет глубоководных портов, способных принимать супертанкеры. Правда, компания <Лукойл> планирует строительство в Мурманске нового портового терминала, но этот проект пока еще на бумаге. Да и в одиночку <Лукойл> его не потянет.
Более реальный вариант – соединить нефтепровод <Дружба> с одним из глубоководных портов Хорватии. Но оптимальней всего вернуться к <советско-венесуэльской> схеме. В перспективе не исключено, что трубопровод перекинут и через Берингов пролив. Есть еще одна сложность, на которую обращают внимание специалисты: российский нефтяной комплекс требует крупных инвестиций. Северная нефть всегда дороже ближневосточной. Но на то она и политика, чтобы уметь расставлять приоритеты. Потребность США от импортной нефти растет с каждым днем и через 20 лет составит около 65% от всей потребляемой в стране. Полная зависимость от поставок из стран с деспотичными режимами ставит, во-первых, под угрозу национальную экономику (арабское эмбарго начала 70-х годов прошлого века вызвало энергетический кризис) и, во-вторых, продлевает стагнацию этих режимов.
Россия сделала еще один решительный шаг в сторону Соединенных Штатов. С 1 июля отменены все ограничения на экспорт сырой нефти. Полгода назад после долгих раздумий Москва пошла на уступки ОПЕК и снизила свои поставки на 150 тысяч баррелей в сутки. Теперь она отказалась от этого лишний раз подчеркнув тем самым, что не собирается идти в фарватере ОПЕКовских решений. Это должно привести к падению цен на нефть. Появление на нефтяном рынке такого игрока, который к тому же открыто отстаивает западные интересы, неизбежно приведет к новым политическим потрясениям. С той лишь разницей, что теперь процессом будут управлять не из Тегерана, Багдада или Эль-Раяда.