ЭЛЕКТРОВЕНИК В РАЗРЕЗЕ, ИЛИ СТОИТ ЛИ РИСКОВАТЬ СВОИМИ ДЕНЬГАМИ

Юлий Герцман, финансовый консультант

Облигации компанийБ

Так же, как и правительство, многие компании продают свои долговые обязательства инвесторам, образуя мощный сегмент рынка облигаций. Так же как государственные, облигации компаний эмитируются на разные сроки жизни, и в соответствии с этими сроками, называются по-английски: bills, notes и bonds. Конечно, сберегательные облигации (такие как серии EE и HH) компаниями не выпускаются.Кто покупает корпоративные облигации? Безусловно, корпоративные облигации менее надежны, чем государственные, поэтому по ним платится более высокий интерес. Чем компания-эмитент надежнее, тем меньший интерес выплачивается на ее облигации. Отсюда можно понять, что корпоративные облигации покупают консервативные инвесторы, не удовлетворенные доходностью государственных облигаций, но не желающие рисковать, покупая акции. Впрочем, и на облигациях можно пролететь как Можайский над лошадью. Один из моих клиентов много лет назад купил debentures (облигации, не защищенные залоговой собственностью) самой крупной на тот день авиакорпорацией PanAm. Он-то считал, что по надежности эта компания практически не уступает Казначейству, а интерес платит больший. Ну и что? Где та компания и где его деньги? Америка, дай ответ. Не дает ответа.Будут ли облигации годны в день погашения? Погашение для того, кто эмитировал облигации, – самый страшный день: компания брала взаймы чужие деньги на время, а отдает свои навсегда (М.Светлов). Некоторые компании не могут выдержать этот парадокс и банкротятся как раз ко дню возврата. Но такие компании как AT&T, IBM и иже с ними аккуратно отдают и еще просят.Можно ли получить деньги до момента погашения? Можно, но только не от самой компании. Вы можете продать свои облигации через брокера на вторичном рынке.Обращаемые облигации (Convertible Bonds) Это – один из самых интересных видов облигаций, поскольку они связаны с обязательством компании-эмитента поменять их по вашему первому требованию на акции по заранее оговоренной стоимости. “Мусорные” облигации (Junk Bonds) Мусорные облигации продаются компаниями, у которых финансовое положение – не позавидуешь. Они лихорадочно пытаются собрать хоть какие-то деньги, поскольку банки им в кредитах отказывают, а попытка разместить новый лот акций на фондовом рынке приводит лишь к обидному хохоту брокеров. Поэтому такие компании готовы платить намного более высокий процент, чем обычно платится по корпоративным облигациям. И как в том анекдоте, у вас есть два выхода. Если компании ваши деньги помогут, она выправит свое положение, встанет на ноги и отдаст взятую взаймы сумму вместе с интересом. Такое бывает не так уж редко. Если же взятые у вас у вас деньги пойдут на покупку авиабилетов первого класса до какого-нибудь острова для президента компании, его секретарши и обожаемого кота от первого брака, то надеждам на возврат вы можете помахать синеньким скромным платочком (на другой у вас уже денег не хватит). Так бывает чаще. Но всегда находятся люди, которые надеются на лучшее, поэтому рынок мусорных облигаций живет и процветает.

Привет Мистеру Твистеру

А теперь переместимся от денег, которые вы одалживаете, к деньгам, за которые вы покупаете часть существующего бизнеса. Как только совершите этот шаг, сразу вольетесь в мировую армию мистеров Твистеров, у которых все разное: доходы, заботы, налоги и т.д., и есть только одно общее: владея бизнесом, они осознают, что рискуют своими деньгами. Если вы покупаете облигации, то сам размер прибыли компании вас не очень интересует: лишь бы доходов хватило на расплату долгов, и лишь бы компания не разорилась. Другое дело, когда становитесь совладельцем: вы в очереди за деньгами – последний, поэтому для вас размер прибыли – величина критическая.

Существуют, однако, различия между владельцами малых бизнесов и владельцами акций крупных предприятий. Владелец малого бизнеса, как правило, сам ведет дела или, по крайней мере, назначает управляющего и контролирует его. Если же вы владеете малой частью акций, скажем, General Motors, то это, отнюдь не дает вам права посылать президента компании за пивом или топать на него ногами. Более того, если вы еще при этом работаете на одном из заводов этой компании, то какая-нибудь среднестоящая шавка может запросто выкинуть вас на улицу, и плевать она хотела, что вы совладелец.

Вот и поговорим пассивном совладельце бизнесов. Для начала нужно в общих чертах разобраться, как работает денежный механизм корпораций. Сделаем это на простом примере, в котором вновь повстречаемся с нашими любимыми героями.

Маня Березкина, ее подруга Хася, а также хасин друг Джеймс О’Хламон решили наладить выпуск радиоуправляемых мочалок. Бизнес-идея заключалась в том, что когда моешься в одиночку, не всегда достаешь мочалкой до нужного места. Радиоуправляемая мочалка влезает в любое место и путем вращательных движений очищает его, после чего вылезает и ползет себе дальше. Наша троица подсчитала, сколько нужно денег, чтобы наладить выпуск мочалок: ровно $100,000. К сожалению, у всех троих было лишь $10,000. Где взять недостающие $90,000?. Для начала они обратились в банк, но, очевидно, менеджер в детстве “Мойдодыр” не читал, поэтому отнесся к идее дать деньги с отвращением. К счастью, Манина тетя накопила кое-какие деньги и смогла одолжить племяннице $70,000. Адвокат, к которому обратились друзья, зарегистрировал новую компанию под названием “Mochalka, Incorporated”. Для каждого из трех совладельцев – Мани, Хаси и Джима – были эмитированы по 1,000 акций нарицательной (номинальной) стоимостью $10. Хасина тетя получила взамен своих денег корпоративную облигацию нарицательной стоимостью $70,000 с 12% годового интереса и сроком погашения в 10 лет.

Начало мочалочного бизнеса выглядело многообещающим, но затем начались мелкие сложности. Из-за того, что конструктор не учел, что мочалка будет работать во влажной атмосфере, он не сделал специальную защиту, поэтому помывочный контингент било током. Некоторые, впрочем, выживали. Кроме того, выяснилось, что сама мочалка не принимала на себя мыло, но зато охотно сдирала кожу, наматывая ее на главный вал вращения. Наконец, радиосигналы, испускаемые системой управления мочалки, настолько засорили эфир родины, что несколько самолетов столкнулись с пассажирами, так как первые не успели сесть, а вторые встать. После того, как последняя партия мочалок была закуплена Голливудским творческим союзом начинающих сценаристов, продажи упали до нуля, и стало понятно, что лавочку пора закрывать. В кассе после удачных производственных операций осталось $500. За $25,000 удалось продать мочалообделочный стан, купленный изначально за $80,000.На этом трудовые операции прекратились.

Кто получил сколько? Маня, Хася и Джим не получили ничего. А Хасина тетка получила $25,500.

Почему? Да потому что кредиторы должны получить полную сумму долга и только затем остаток распределяется между владельцами пропорционально числу акций.

Приоритеты и ограничения

Если убытки корпорации привели к тому, что у компании нет денег на оплату счетов кредиторов, и, в конце концов, она становится недееспособной и продает свое имущество, кредиторы должны получить свои деньги сполна до того, как хотя бы один цент отправится в карманы акционеров. Это, между прочим, означает, что владельцы корпоративных облигаций должны получить не только нарицательную стоимость своих облигаций, но и весь образовавшийся интерес до того, как акционеры начнут делить остатки. Даже если события не столь драматичны, и несмотря на трудности компания продолжает деятельность, но из-за недостатка денег не может выплатить интерес по облигациям, акционеры не имеют право на получение дивидендов.

Если корпорация потерпела убытки, и в кассе нет денег, чтобы расплатиться с кредиторами, у акционеров нет никаких обязательств по возмещению долгов корпорации – это одно из главных преимуществ корпоративной формы организации бизнеса, и оно в одинаковой мере относится к General Motors, Inc. и Mochalka, Inc.

Ох, уж эти дивиденды

Все совладельцы компании – акционеры – принимают на себя инвестиционный риск. Владельцам облигаций, в общем-то, безразлична величина прибыли компании – интерес, выплачиваемый им, является составляющей себестоимости и рассчитывается до определения прибыли. Акционеры же могут рассчитывать лишь на выплаты из прибыли (в очень редких случаях выплата т.н. ликвидационных дивидендов производится не из прибыли, но мы буем рассматривать обыденные ситуации, а не исключения). Акционеры тоже не равны: среди них есть белая кость и черная, лорды и морды.Белая кость принадлежит владельцам привилегированных акций (preferred stock of shares). Это такие акции, по которым выплачивается заранее оговоренная сумма (или процент) дивидендов и дивиденды на привилегированные акции начисляются перед начислением дивидендов на обыкновенные акции. До тех пор, пока аристократия не получит свои дивиденды в полном объеме, никто из владельцев обыкновенных акций не получит даже черной корочки. Привилегированные акции в большинстве своем – кумулятивные. Это не монгольское ругательство, а такой термин, который означает, что если владельцу 3%-й акции с нарицательной стоимостью $100.00, в 2002 г. компания смогла выплатить только $2.00 (2%) дивидендов, то в 2003 г. дивиденды по обыкновенным акциям не будут выплачены, пока владелец привилегированной акции не получит $4 ($3 за 2003 и $1 долга за 2002). За все надо расплачиваться, и за привилегированность владельцы таких акций отстранены от управления компании. То есть, они вроде бы совладельцы, а вроде бы и кредиторы. Вот так они и сидят одной головой на двух стульях. Если доходы компании так себе, то владельцы привилегированных акций в выигрыше, а если доходы высоки, то деньги текут мимо их кассы.Владельцы обыкновенных акций (common stock of shares) – полноправные совладельцы компании. Они несут максимальный риск прибыльности, но зато имеют право выбирать правление компании, осуществлять (по заранее обусловленным правилам) контроль за деятельностью компании и получать дивиденды, ограниченные только остаточной прибылью и волей правления. Понятно, что правление вынуждено танцевать сразу с двумя медведями. Если не оставить часть прибыли в компании, то не на что будет проводить техническое перевооружение и расширять бизнес, компания в итоге может разориться. С другой стороны, если не выделять достаточно денег на дивиденды, акционеры могут осерчать и забаллотировать правление. Поскольку у членов правлений (директоров) компаний такая нервная работа, они получают высокую зарплату, которую тратят на лечение на нервных курортах.