ПРОДОЛЖАЕМ ЛИ НАБИВАТЬ СИНЯКИ?

В статье Фаины Теплицкой «Бесплатные американские уроки», опубликованной в газете «Наш Техас» (N№90 от 19 сентября 2003 г.), поднят волнующий всех русскоязычных иммигрантов вопрос о том, как сложно, непросто, а подчас болезненно протекала и протекает адаптация, вживание в новый образ жизни. Нельзя не согласиться с выводом Ф. Теплицкой о том, что мы, приехав в Америку, являемся здесь вечными студентами, что в этой учебе набиваем себе множество шишек и еще немало набьем.

И это, в известной мере, закономерно. Несмотря на всю предотъездную подготовку – изучение английского языка, знакомство с различной информационно-справочной литературой, расспросы тех, кто уже побывал за пределами бывшего СССР, здесь все оказалось значительно сложнее и труднее, чем мы себе представляли.

Статья Ф. Теплицкой вызвала у меня желание попытаться выяснить, помогли ли нам набитые синяки адаптироваться к американской жизни. Иначе говоря, остались ли мы, иммигранты последней волны, такими же, как приехали, или все же чему-то научились.

В связи с этим мне хочется обратиться к результатам социологических исследований, проведенных Центром общественного мнения (ЦОМ) под руководством профессора Леонида Гольдина. Исследования проводились дважды, с интервалом в 7 лет – в 1995 и в 2002 году. Двукратное обращение к респондентам с примерно одними и теми же вопросами позволило ученым-социологам считать, что полученные ими данные носят достоверный характер.

Главный вывод, который был сделан ЦОМ на основании проведенного опроса, состоит в том, что за 7 лет русскоязычные иммигранты стали лучше и четче представлять жизнь американского общества, точнее и конкретнее понимать специфические черты образа жизни людей, живущих в этой стране.

Характерно, что подавляющее большинство респондентов в обоих исследованиях (81 и 79 процентов соответственно) еще до иммиграции имели о США положительное мнение, которое практически у них и сохранилось. Количество участников опроса, которые выразили желание вернуться обратно в Россию или другие страны СНГ, за 7 лет уменьшилось более чем в 2 раза – с 13 до 6 процентов.

Интересно, что число респондентов, освободившихся от чувства ностальгии, увеличилось за этот же период с 56 до 70 процентов, при этом число иммигрантов, считающих себя американцами, увеличилось с 15% до 25%, а считающих себя частично американцами почти не изменилось (42% и 44% соответственно).

Приятно также увеличение с 44 до 52 процентов числа респондентов, удовлетворенных своим трудом, и увеличение процентного отношения тех, кто доволен взаимоотношениями с коллегами (46% и 60% соответственно) и с администрацией (46% и 58% соответственно).

Все это убеждает в том, что процесс адаптации русскоязычных иммигрантов идет, хотя возможно, более медленно, чем предполагалось.

В то же время другое исследование, проведенное американской компанией «Кларк, Мартир, Бартамео и Шульман» и российским фондом «Общественное мнение», показало, что в головах американцев и россиян сохраняется значительное число стереотипов со времен «холодной войны».

На вопрос, заданный американцам: «Что приходит к вам в голову при слове «Россия», многие называли коммунизм, КГБ, холод, гонку вооружений, а затем, как правило, добавляли пьянство, русскую мафию, коррупцию и низкий уровень экономики. Правда, назывались и некоторые положительные качества, такие как трудолюбие и терпение, а некоторые американцы отмечали высокий уровень образования наших соотечественников.

Выходцы из бывшего СССР представляют американцев также весьма примитивно, но в их высказываниях меньше черной краски. Они видят американца как человека хорошо обеспеченного, предприимчивого, демократически мыслящего, но не слишком образованного и нередко пренебрегающего правилами этики.

При этом 23 процента опрошенных американцев называют россиян друзьями, а среди наших соотечественников такую точку зрения разделяет только 5 процентов респондентов. Возможно, причиной такой разницы в оценке взаимоотношений является то, что в понятие «дружба» мы вкладываем различное содержание. Поэтому, может быть, ближе к истине 50 процентов американских и 40 процентов российских респондентов, полагающих, что отношения между нашими народами правильнее охарактеризовать как вынужденное партнерство.

Безусловно, стереотипы в сознании людей существуют, и за годы, прошедшие после окончания «холодной войны», они не были преодолены. А это, безусловно, мешает, препятствует установлению взаимопонимания. И центральным вопросам остается, как сломать эти стереотипы, как освободить сознание от них. Разумеется, универсального, однозначного ответа на этот вопрос нет. Однако можно надеяться, что время, спокойная деловая атмосфера, возникающая в процессе общения людей, позволят убедиться, что наши представления друг о друге беднее и примитивнее, чем мы есть на самом деле.