БЕЗ ШЕВАРНАДЗЕ

В Грузии смена власти. Эдуард Шеварднадзе сложил с себя полномочия президента. Уйти в отставку его побудил жесткий прессинг со стороны оппозиции. Обязанности президента в течение ближайших 45 дней, пока состоятся новые выборы, будет исполнять спикер парламента Нино Бурджанадзе. На место Шеварднадзе уже претендуют три кандидата. Наибольшие шансы у главного оппонента бывшего президента и лидера “Национального движения” Грузии Михаила Саакашвили. Вашингтон не против такой рокировки, поскольку считает Саакашвили своим человеком. “Соединенные Штаты и мировое сообщество готовы поддержать новое правительство в проведении свободных и честных парламентских выборов в будущем”, – заявил пресс-секретарь государственного департамента Ричард Баучер. Колин Пауэлл уже звонил исполняющей обязанности президента Грузии Нино Бурджанадзе и предложил ей свою поддержку. Сама Бурджанадзе выступила с телеобращением. “Порядок и стабильность в стране должны быть срочно восстановлены, и я призываю все правоохранительные органы вернуться к нормальному ритму работы. А всех граждан я призываю помочь им”, – сказала она. Тем временем глава Аджарии Аслан Абашидзе издал указ, уже поддержанный парламентом, о введении чрезвычайного положения на территории этой автономной грузинской республики. Выступая в парламенте автономии, А.Абашидзе заявил, что “ни о каких контактах с лицами, пришедшими к власти неконституционным путем речи быть не может”.

Комментарий:

Бескровная революция в Грузии, в ходе которой был смещен Эдуард Шеварднадзе, похожа на крах коммунистических режимов восточной Европы десятилетней давности. Шеварднадзе, который использовал жесткие, смахивающие на старые советские, методы для объединения разрозненных грузинских кланов, в итоге превратился в лидера вчерашнего дня. В отчаянных попытках удержать власть он совершил ту же ошибку, что и многие восточноевропейские генсеки: хотел остаться у власти любой ценой. Лидеры грузинской оппозиции назвали проведенный переворот “бархатной революцией”, применив термин, появившийся в период падения коммунистического режима в Чехословакии. Однако у Чехословакии был пользующийся уважением и авторитетом Вацлав Гавел, а в Грузии нет никого, кроме небольшой и раздираемой противоречиями оппозиции.

Единственная цель, которая ее объединяла, – это свержение Шеварднадзе. А это очень мало для успеха. Что бы сегодня ни говорили о Шеварднадзе, он был единственной политической фигурой, способной объединить глубоко коррумпированную и взрывоопасную страну. Во главе государств восточной Европы, достигших успеха на пути движения к демократии в начале 1990-х, встали бывшие диссиденты, которые до этого были подпольными лидерами не одно десятилетие. Гавел и польский Лех Валенса вызывали восхищение международной общественности, а восточные немцы просто влились в страну, от которой были оторваны почти 40 лет. Венгрия, долгое время считавшаяся самой либеральной страной советского блока, нуждалась всего лишь в “косметическом ремонте” для того, чтобы стать демократией. В свою очередь, в Румынии, где из-за жестокой и деспотичной диктатуры Николае Чаушеску оппозиции не было вообще, революция получилась кровавой, а после нее установился новый режим автократии. Нынешняя ситуация в Грузии более всего напоминает румынскую, пусть даже бескровную. Если бы оппозиция дождалась, чтобы Шеварднадзе провел новые выборы, прежде чем уйти в отставку (а ему бы неизбежно пришлось пойти на это), не было бы такой неопределенности, как сегодня. Грузия может вновь скатиться к диктатуре. Но самый худший сценарий – это распад государства. Грузия уже, по сути, потеряла южную Осетию и Абхазию. На очереди Аджария. А на новые войны нет ни средств, ни воли. Да и не все можно решить военным путем. А за судьбу Шеварднадзе не стоит волноваться: если ему станет совсем невмоготу на родине, его с распростертыми объятиями примет Германия – в знак благодарности за заслуги в деле воссоединения этой страны. По слухам, Шеварднадзе уже приобрел виллу в Баден-Бадене. За 11 миллионов евро. Ну а то, что грузинская казна пуста, его меньше всего волнует.