ЗАГАДОЧНАЯ ИГРА НА ШАХМАТНОМ ПОЛЕ «ЮКОСА»

Скромный олигарх Ходорковский в последние несколько недель стал политической звездой первой величины во всем мире. Его имя не сходит со страниц газет и журналов. О нем вдрызг ругаются посетители форумов и чатов. Здесь, в далеком от России Техасе, о нем до хрипоты спорят на просторных, давно не коммунальных кухнях. С его судьбой связывают судьбу России и с напряжением ждут развязки. Даже на хьюстонской хэллоуиновской русской вечеринке фланировал по залу человек в полосатой арестантской робе и с табличкой на шее «Ходорковский».

Ходорковский стал олицетворением, символом, порою даже начинает казаться, что его имя уже отделилось от конкретного человека из плоти и крови и зажило своей, отдельной жизнью.

Когда этот номер газеты готовился к печати, мы решили порасспросить наших читателей, каковы их мысли по поводу «Дела Ходорковского», и почему это всех нас так волнует. Признаемся честно, многие, такие активные на кухнях и форумах читатели, от интервью пытались увернуться. Чаще всего звучала отговорка: «Да кто я такой, чтобы высказывать свое мнение?», или «Я не располагаю полной информацией, чтобы судить об этом», или «Мое мнение слишком отличается от общепринятого, поэтому не стоит…».

Мы очень благодарны тем читателям, которые согласились нам дать интервью и сказать несколько слов о своем отношении к делу Ходорковского.

Наряду с этими интервью мы предлагаем вашему вниманию отрывки из аналитических обзоров мировой прессы.

The New York Times высказывает сомнения в юридической обоснованности выдвинутых в адрес М. Ходорковского обвинений. Судя по всему, пишет газета, эти обвинения относятся к периоду 90-х годов. Но в тогдашнем хаосе российской экономики, когда государство проводило масштабную приватизацию, русский бизнес не был “чистым”. И чем крупнее была компания, тем больше были нарушения. Ведь компании должны были выплачивать налоги, равные 100 процентам на прибыль.

Швейцарский левый еженедельник Wochenzeitung также делает акцент именно на политической подоплеке скандала, которая стала особенно очевидной с отставкой руководителя Администарции Президента А. Волошина. Еженедельник также отмечает стремление ЮКОСа лоббировать свои интересы не посредством скрытого подкупа, а публично и гласно. Недовольство Кремля вызвал именно тот факт, что финансировались как раз те партии, которые он расценивал как оппозиционные.

В англоязычной прессе, кроме политического мотива наезда на Ходорковского, часто отмечается мотив антисемитский. Об этом пишет, например, Christian Science Monitor, отмечая, что нынешний круг Путина, состоящий из бывших офицеров КГБ, отличает националистическая, антизападная и антисемитская ориентация. Разумеется, и эта газета демонстрирует универсальную для западной прессы убежденность, что дело ЮКОСа и последовавший политический разворот отпугнет западных инвесторов и поставит под угрозу добрые отношения России с Западом.

На антисемитский характер преследования олигархов обращает внимание австралийская The Age: не очень хорошее дело быть успешным евреем в России, традиционно антисемитской стране. С тех пор как Путин пришел к власти в 2000 году, подвергались арестам и уезжали в вынужденную ссылку только евреи. Впервые со времен нацизма мы наблюдаем в Европе самую большую нелегальную экспроприацию еврейской собственности.

Французская Le Figaro останавливается на фигуре А.Волошина, относя его к политической элите и сливкам общества. Именно он, по мнению газеты, является организующим центром “семьи”. Он “топором” перекраивает страну, выкорчевывая остатки коммунизма и набрасывая контуры нового мира. Именно у Волошина, финансиста, находились ключи к экономике страны. У Путина, считает Le Figaro, в руках ключи от политики. Оба они – были основой равновесия.

Для британской The Guardian арест Ходорковского – лишний повод поговорить о современной России. Она обращает внимание, что с рекламных щитов президентской партии “Единая Россия” на избирателей смотрят портреты Ивана Грозного, Ленина, Сталина, Дзержинского. Демократическая эклектика? Нет, “это Россия, где демократия зависит от тех, кто ее определяет”. Согласно независимому исследованию, на которое ссылается The Guardian, четверть всех правительственных служащих состоит из бывших офицеров КГБ или военнослужащих.

Пожалуй, наиболее пристальное внимание среди европейских газет делу ЮКОСа уделила немецкая Sueddeutsche Zeitung Статьи журналиста Томаса Авенариуса, которые сейчас можно найти на страницах этого издания, – захватывающая и ежедневная хроника. Уход Волошина, пишет Авенариус в статье “Капитализм со сталинским лицом”, нарушит баланс сил в Кремле между российскими либеральными капиталистами-разбойниками и авторитарной группой службистов секретной полиции. Формулируя таким образом дилемму, журналист подчеркивает особый драматизм переживаемого момента и ложный характер сложившегося выбора. Этот конфликт будет иметь трагические последствия для другой группы – “молчаливых либералов”, которые будут вынуждены проститься с надеждой на спокойную и нормальную жизнь, которая однажды возникла в путинской России, превращающейся во все более авторитарную страну. Авенариус полагает, что за отставкой Волошина последует серия отставок наиболее либеральных сотрудников администрации, и вся власть будет сосредоточена в руках Путина и служб тайной полиции.

Анатоль Калетски из лондонской The Times думает, что Россия может вернуться к специфической форме сталинской диктатуры, но столь же вероятно, полагает он, что процесс перехода от коммунизма к капитализму стал уже необратимым. Калетски указывает, что даже если из России уйдут капиталы зарубежных инвесторов, это вовсе не будет означать, что ее экономика рухнет или прекратит рост. Ведь “идеалистическая связь” между свободным рынком и свободными людьми – это всего лишь риторическая формула, изобретенная в эпоху холодной войны западными лидерами вроде М.Тэтчер и Р.Рейгана.

Французская Liberation называет три идеи, которыми, начиная со своего избрания в президенты, одержим Путин: 1. модернизировать Россию таким образом, чтобы превратить ее в реальную международную силу, 2. разгромить чеченских националистов, а также 3. поставить на колени “олигархов”, у которых в эпоху Ельцина была дурная привычка вмешиваться в политику. Эта миссия запала глубоко в душу президента и выразилась в его концепции “управляемой демократии”. В царстве такой демократии он не мог терпеть М.Ходорковского в качестве собственной политической тени. Олигархам нужно было указать на их место и, тем самым, восстановить “вертикаль власти”. Поэтому путинская “диктатура закона”, отмечает Liberation, действует избирательно. Как у бывшего шефа ФСБ у Путина есть досье на всех олигархов, но избавляется он только от тех, кто встает у него на дороге.

Наши Читатели:

Борис (Хьюстон)– Как любой нормальный человек, я понимаю, что в России идет передел собственности. А Ходорковский просто подставил себя, финансируя конкурирующую президенту партию. Процесс над ним должен быть очень показателен. Я полагаю, что Путина поддержит основная масса населения – процентов 80. А объединит народ тот факт, что кому-то ясно покажут, что его место – у параши. А мочить по-путински в сортире – это радостно, это сближает.

Геннадий (Хьюстон)– Я думаю, что Ходорковский очень умный, раз смог сделать такие деньги. Его обвиняют в неуплате налогов. Не верю, что он мог не платить налоги. По-моему, это все сфабриковано. Какова цель? В последнее время в России стали довольно упорно преследовать евреев с деньгами. И это очень плохой признак.

Дама, пожелавшая остаться неизвестной (Даллас)– Недавно в Даллас приежала делегация во главе с мэром города Саратова. И я работала с ними, переводила на их встречах с мэром Далласа. Знаете, какой был их самый первый, самый главный вопрос? «Что вы думаете о деле Ходорковского?» Саратовцы были убеждены, что причина ареста Ходорковского в том, что он составлял серьезную политическую конкуренцию Путину, мог стать его реальным соперником на предстоящих выборах. Я, как раз-таки, считаю по-другому. Ни в России, ни в Америке еврей президентом не станет.

То, что Ходорковский сидит, это чисто политические интриги. Никакая уголовщина за ним не стоит. Все упирается в деньги. Существует мнение, что сажая олигархов, Путин стал прижимать евреев. Но, по-моему, Путину все равно, какой они национальности. Деньги национальности не имеют.

Страшно другое: если в России начинают арестовывать по политическим мотивам, то чем же это кончится? Мне очень жаль, но я не верю в светлое будущее России в ближайшие 20 лет. Судите сами: мэр Саратова хорошо проводит время в Далласе, а вверенный ему город к зиме не готов. В школах не топят. Температура в помещениях – 10-14 градусов. Из Далласа мэр отправился отдыхать в Лас-Вегас.

Мне порой кажется, что нас здесь происходящее с Россией волнует куда больше, чем их, живущих там. Может, они привыкли?

Павел (Хьюстон)– Если человека арестовывают, то должны быть веские основания, но их почему-то не показывают. Мое мнение: идет потихоньку зажим крупных предпринимателей, которые стоят на пути Путина и его шайки. Когда Ходорковского спросили, почему он не уехал, он сказал, что лучше будет сидеть в тюрьме. Возможно, он решил своим примером всколыхнуть общественное мнение? Сподвигнуть общество на какие-то ответные действия?

Хотя я уехал давно, мне все равно хотелось бы, чтобы Россия стала нормальной демократической страной. Когда видишь, что там постоянно идет наступление на средства массовой информации, то это не может не волновать. Возможный политический откат России назад тревожит всех нас, живущих здесь.

Юра (Даллас)– Ко мне недавно на работе подошел один американец и спросил: «А правда, что в России сажают всех, кто становится слишком богатым?» Я ответил: «Да нет, до этого ещё пока не дошло».

Ходорковский сидит до суда по требованию прокуратуры и по решению суда. Да… имел я отношения с российской прокуратурой… Я пытался отсудить дом прадеда. У меня прадед был регент в церкви. В 1936 году его убили, дом отобрали и семью выгнали на улицу. Скитались они всю жизнь… Ну так вот, после перестройки я два года пытался этот дом отсудить. Дошел до Верховного Суда, а дом так и не отдали. Сказали: «Если вам отдать, так и всем придется отдавать». Прокуроры такое несли на суде…

А Ходорковского зря взяли под стражу. Временный арест акций – это, по моему мнению, правильно, а личную свободу нужно было оставить. Он не убежал бы, не такой человек. Хотя арест акций, конечно, тоже необычная мера.

– Как, по-вашему, это повлияет на политическую и экономическую жизнь России?

– Это не имеет никакого отношения к политической жизни России. Не отменены никакие базовые принципы. Но Прокуратура ещё попотеет, когда будет в суде доказывать виновность Ходорковского. Это же Сизифов труд.

– Многие высказывают мнение, что гонения на Ходорковского как-то связаны с его национальной принадлежностью. Что вы думаете по этому поводу?

– Я уверен, что эти вещи между собой никак не связаны. Олигархов преследуют, потому что они – олигархи, а не потому, что они какой-то там национальности. Если бы за национальность судили, начали бы с чеченцев.

P.S.

Пока номер газеты готовился к печати, Михаил Ходорковский ушел со своего поста, и председателем правления компании «ЮКОС» был избран гражданин США Семен Кукес. Мы предлагаем вниманию читателей некоторые факты его биографии, которые могут быть весьма интересны, тем более что некоторая часть биографии господина Кукеса была тесно связана с Хьюстоном:

Кукес Семен Григорьевич родился в 1946 г. Окончил в 1969 году Московский химико-технологический институт им. Д.И.Менделеева.

В 1977 г. уехал на ПМЖ в США. Работал в Rice University (Хьюстон). В 1979 г. стал техническим директором американской нефтяной компании Phillips Petroleum, в 1986 г. перешел на должность технологического директора в компанию Аmoco. В 1995 г. вернулся в Москву в качестве вице-президента по маркетингу и нефтепереработке компании Аmосо Еurasia. В 1996-1998 гг. Семен Кукес занимал должность первого вице-президента ОАО “ЮКОС”, в 1998-2003 гг. являлся президентом ОАО “Тюменская нефтяная компания”. В марте 2003 г. был назначен специальным советником президента и правления холдинга “ТНК-ВР”. 18 июня 2003 года Семен Кукес сложил с себя полномочия президента ТНК в связи с избранием его в Совет директоров “ЮКОСа”.