ГРУППОВОЙ ПОРТРЕТ НА ФОНЕ ТЕННИСНОГО ЛАНДШАФТА

(спортивный репортаж с комментарием, былями и небылицами)

Спозаранку три августовских воскресенья подряд две команды теннисистов (по семь человек в каждой) состязались на кортах West Plano High School. Cостязания проходили в рамках Всеамериканского турнира команд русскоязычных теннисистов “ДВОР НА НА ДВОР – 2004 – OPEN”. Команда местечка Bentwood (г. Даллас) встречалась с командой местечка Silver Greek (г. Плэйно). Матч состоял из 11 поединков: семь одиночных игр (5 мужских +2 женских) и 4 парных (две мужские, одна женская и одна смешанная пары). Такова формула каждой матчевой встречи турнира.

ПРАМАТЕРЬ РУССКОЯЗЫЧНОГО ТЕННИСА МЕСТЕЧКА BENTWOOD ПО ИМЕНИ ЮЛЯ

Блистательно провела свои турнирные встречи Юля Кан. Она выиграла в одиночном, парном женском (вместе с Олей Рубановой) и смешанном (вместе с Игорем Московым) разрядах, принеся своей команде 3 из 9 победных очков. Максимум, что могли вырвать из её цепких рук соперники, так это не более двух геймов в каждом сете.

Будучи в зените бальзаковского возраста, Юля на корте преображается в юную, озорную и дерзкую Кармен. Подобно Майе Плисецкой в одноименном балете, которая одним взглядом, позой, движением сводила с ума Хосе, тореадора и остальных матадоров вместе взятых, Юля одним изящным ударом, удачной позицией, немыслимой комбинацией или, как говорят теннисисты, “одной левой”, способна “завести и зажечь” партнеров, соперников и публику.

Без тенниса Юля давно не мыслит своего существования. При покупке дома перед Юрой, Юлиным мужем, была поставлена задача: в радиусе не более 150 метров от нового жилья непременно должно быть не менее двух кортов. Юра всегда мыслил глобально и перспективно: оба сына со временем женятся, снохи и внуки под натиском теннис-свекрови и теннис-бабушки обязательно заиграют, как заиграл он сам, сыновья и все близкие приятельницы сo своими мужьями и детьми. А очереди и дефицит осточертели Юре ещё в стране развитого социализма. Взяв на себя встречный план, он подыскал “локэйш”, где в радиусе 100 м дислоцированы не два, а целых четыре корта.

С тех пор Юля твёрдо держит руку на пульсе теннисной жизни местечка Bentwood. Дважды в день, выгуливая любимую овчарку вокруг кортов, взгляд её серо-голубых глаз лучше любой электронной системы охранной сигнализации фиксирует, кто с кем, кто кого, с каким счётом и в какой последовательности сражается на корте.

Её спортивные амбиции требуют высокого накала борьбы. В женском теннисе Бентвуда и ближайших предместий Юля пока вне конкуренции. Тогда она с лёгкостью меняет спортивную ориентацию, принимая участие в мужских турнирах. Здесь она яростно вступает в борьбу, наповал отстреливая 50% теннисного корпуса мужского достоинства.

Про таких, как Юля, с её темпераментом, контактностью и остротой мышления издревле на Руси говорили: горы своротит, но своего добьётся. Чего стоила её молниеносная операция по реэкспорту высококвалифицированого русскоязычного тренера из провинцального мексиканского курортного городка в Техас. Саша Завгородний, одиннадцатикратный чемпион России, стараниями Юли нашёл своё место в солнечном Техасе. После чего теннисная жизнь русскоязычной общины забила живым родником: по-новому заиграла сама Юля, активно приобщились к теннису широкий круг знакомых семейства Канов, имя старшего сына Гриши вот уже третий год украшает список команды-чемпиона West Plano High School.

МИША-ДЕБЮТАНТ

Жребий свёл в поединке маститого Ефима Дятловицкого и дебютанта Мишу Гладцкова. Фима был знаком с теннисом ещё в Москве. А Миша в Якутии занимался только национальными видами спорта: хоккей, лыжи, нанайская борьба по-якутски, гонки на собачьих и оленьих упряжках, охота на песцов, китов и тюленей. Открытых публичных кортов в якутской столице не было по климатическим условиям, нет и не предвидится даже в ХХI веке. Единственный крытый корт Совмина Якутии по традиции был доступен только национальной номенклатуре. Миша к ней не относился ни с какого бока. Поэтому в теннис заиграл с лёгкой руки Юли только в Далласе.

Когда ностальгия по Родине и техасский зной становятся невыносимыми до сердечной боли, Миша фрахтует лайнер и с семьёй улетает на побережье Аляски. Здесь он обтирается кристально чистым снегом под нисподающий с неба аккомпанемент северного сияния. Эскимоски, как две капли воды похожие на якутянок, отпаивают его парным оленьим молоком и потчуют строганиной. Он пристально вглядывается сквозь полярную ночь в противоположный берег, где прошло его босоногое таёжное детство, школьные и студенческие годы, стройотряды, кооперативы, женитьба и рождение дочери. Ближайшие сопки эхом отражают любимые с детства мелодии “Амурских волн” и “Прощание славянки” в исполнении духового оркестра береговой охраны США. Насладившись полярной идиллией, Миша, смахнув рукавом телогрейки скупую мужскую слезу, даёт команду: “На взлёт. Курс на Техас”, где его ждёт очередное поле битвы. Теннисное.

Поутру в день соревнований, несмотря на ночной двухзаходный светский раут, Фима был идеально выбрит, отутюжен и весь искрился , как малосольный огурчик-корнишон в рассоле на прилавке одесского Привоза. В первом сете, не успев пристреляться, к своему удивлению Фима проигрывал дебютанту по геймам 2:3. Осознав всю ответственность перед командой, он задействовал коронный удар своей несокрушимой левой руки. Игра сразу переломилась. Первый сет был за ним, а во втором Фима не оставил сопернику никакой надежды.

В игре с дебютантом Фима был деликатен: все спорные мячи на своей половине, как всегда,он засчитывал в пользу соперника. По окончании встречи Миша в сердцах воскликнул: “Не надо мне никаких поблажек.Уж, коли проигрывать, так честно. Иначе в теннис играть никогда не научишься. В следующий раз обязательно попрошу судью на вышку.”

“О чём Вы говорите?”, – спокойно, не впадая в раж, парировал Фима, – “Какая вышка? Какой судья? ЗдесьТехас, где белый человек на вышке за 10 минут превращается в шашлык по-карски. И не за какие зелёные или еврошекели его не реабилитируешь.Это вам не якутский Оймякон с морозцем. И не дождливый Уимблдон, между прочим”, – демонстрируя свою эрудицию в теннисной климатологии, мягко продолжал Фима. “В Бентвуде играют на полном доверии. Привыкайте!” – убедительно завершил он дискуссию. Проигравшему дебютанту крыть вслух столь мощную аргументацию соперника было не с руки. С поражением он смирился молча. Но мысль о реванше пулемётной очередью застрочила в мишиных висках.

И реванш не заставил себя ждать. На следующее воскресенье соперники сразились вновь, но уже в парной игре. Фиминым напарником был Илья Рапопорт, коренной питерец с прекрасной теннисной историей. Однако игра у тандема из двух российских столиц не заладилась с самого начала. По всей вероятности, Фима накануне опять не устоял против сериала ночных раутов. А Илья, видимо, до полуночи просидел за компьютером, шлифуя очередное литературное произведение. Оба они забыли простую истину: теннис легкомыслия не прощает. Даже титанам.

У бентвудских парней не шла игра ни слева, ни справа, ни сверху, ни снизу. Миша, как хищник, готовый порвать на мелкие кусочки попавшую в его когти жертву, наносил стремительные удары по всем направлениям корта. Особенно удавались ему глубокие, под самую заднюю линию кручёные удары слева. Из-за всех сил, стараясь не ударить лицом в грязь, ассистировал дебютанту ветеран теннисных баталий Евгений Каневский. За каких-то 50 минут бентвудский дуэт со счётом 0:2 (2:6; 3:6) “слил воду”, пообещав на прощание блеснуть в другой раз.

Миша был на седьмом небе. Во-первых, это была его первая победа в официальных соревнованиях. Во-вторых, его команда хотя и проигрывала матч, но теперь не всухую. В-третьих, соперникам был дан красивый бой и взят реванш. Без судьи на вышке и на полном доверии. Можно смело сказать, что Мишин дебют в теннисе состоялся.

ПАША+МОЙША=ДРУЗЬЯ-СОПЕРНИКИ

Теннис превращает закадычных приятелей в заядлых соперников. Павел вовлёк Мойшу, который до этого активно занимался боевыми единоборствами, в Юлину теннисную орбиту. С тех пор каждая неделя считается прожитой зря, если они хоть раз не выяснили между собой отношения на корте. В весенних классификационных бентвудских соревнованиях в упорной трёхсетовой борьбе верх одержал Паша. Но надо знать Мойшу: для него каждое поражение – это допинг к грядущим победам. За его плечами не только славная фамилия Гершберг, что в переводе с древнеарамейского означает “Воин, покоряющий одну высоту (гору) за другой”, но и жернова приёмных комиссий физматфакультетов ведущих ВУЗов СССР. Начиная с МГУ и кончая ФИЗТЕХом. Плюс боевой опыт службы в ракетных частях армии Израиля.

У Паши не менее значителен букет достоинств: безоблачное ташкентское детство, неодолимое влечениие к шахматам и два сына. Фамилия Рубанов, которая не имеет перевода с идиш, иврита и древнеарамейского, тоже ко многому обязывает. Правда, по его любви к резанным ударам можно предположить, что его предки по мужской линии когда-то носили громкую фамилию Резник. Но после Великой Октябрьской Революции, пройдя с победоносной Первой Конармией по бескрайним степям Туркистана, неся освобождение порабощённым народам Востока и рубя наскаку головы басмачей на казачий манер, стали Рубановыми. Рубить с плеча и резать кошерную птицу – две разные спецальности.

После весеннего поражения Мойша сжал зубы, напряг мышцы, купил самые дорогие кроссовки, нашёл мощного спарринг-партнёра и с утроенным рвением стал готовиться к грядущим баталиям.

В то августовское утро игра у Паши явно не клеилась. Мойша доминировал по всему корту, вскрывая мощными ударами одну линию за другой. Не всегда шла его первая подача, но зато он гонял Пашу по корту, применяя весь набор ударов. Соперник пытался обороняться любимыми резанными ударами, но результат был не утешителен. Паша проиграл с крупным счётом 0:2 (2:6; 3:6). Ссылка на нелюбовь к игре по утрам была ему слабым утешением. Мойша остался доволен победой. Теперь на его теннисно-техасском горизонте появилась целая гряда пиков с достойными именами: Друтман, Москов, Вайнштейн, Гладцков, Каим, Дятловицкий, Рапопорт, Слободкин, Кан, Смашнов, Пеккер, Гараль… Взятие каждой вершины требует индивидуального подхода. А рецепт един: новые кроссовки, мощный спарринг-партнёр и регулярный треннинг. Всему своё время. Главное – быть верным своей фамилии. Его закадычный друг Паша Рубанов живой тому свидетель.

ПЕРСПЕКТИВА

Научиться играть в теннис можно в любом возрасте. Лучше, конечно, в детстве, лет с пяти. А потом играй, пока играется. Теннис – хроническая форма инфекционного заболевания. Заразиться им легко, вылечиться практически невозможно. Да и доктора в данном случае не рекомендуют.Он втягивает в себя своей безграничностью и бескомпромиссностью. В теннисе ничьих не бывает.

В Техасе проводятся первенства среди любителей по всем возрастным группам, включая мужчин до 95 лет, а женщин-до 85. Играют и соревнуются, образно говоря, до последнего партнёра. Так что участники турнира вовремя сделали свой выбор: теннис будет адреналинить их кровообращение даже тогда, когда все другие жизнерадостные гормоны навсегда покинут наше, увы, не вечно юное тело.

Бентвудовцы, выиграв матч со счётом 9:2, завоевали право очередной игры “play off” с чикагской командой русскоязычного клуба “TENNIS-COOL” (владелец -киевлянин Леонид Гутин). А теннисистам из местечка “SILVER GREEK” остаётся усиленно тренироваться и мечтать о реванше. Если капитан соперников Ефим Дятловицкий даст на это согласие.