«РИГОЛЕТТО»

В МИЛЛЕРОВСКОМ ТЕАТРЕ ХЬЮСТОНА

Я очень люблю Хьюстонский Миллеровский театр на открытом воздухе. И не потому, что он – бесплатный. Я уже привыкла к тому, что если бесплатно, то очень часто – ничего и не стоит. Но вот к этому театру это никак не относится. Все, что доводилось видеть и слышать здесь, – это представления самого высокого уровня.

Прозвучавшая на сцене Миллеровского театра два вечера подряд – в пятницу 22 и в субботу 23 августа, опера Верди «Риголетто», была поставлена режиссером театра Баком Россом (Buck Ross).

Прекрасный, удивительно красиво звучавший оркестр под управлением Вилли Энтони Уотерса (Willie Anthony Waters) сразу, с первых тактов увертюры, создал тот особый, торжественный, высокий и открывающий души настрой, которым всегда пропитан настоящий оперный спектакль.

Но вот открылся занавес и перед нами… Верди? Италия XVII века? О нет! Эти костюмы с галстуками, черные шляпы, пистолеты, фотоаппараты – да это же наше время, это такие нам знакомые по фильмам и телерепортажам мафиози и гангстеры, просто пользующиеся «кликухами» графов, герцогов, князей. Но что это меняет? Разве изменились с тех пор подлость и лизоблюдство, любовь и ненависть, отчаяние и надежда, жажда мести и самопожертвование?

Как одеты артисты, как они выглядят (это вообще особенность оперных спектаклей – необходимость домысливать черты, облик и возраст героев), важно было первые несколько минут пребывания их на сцене, очень быстро уходя на второй план, забываясь, смытое прекрасным звучанием голосов и великолепной игрой артистов. Да артистов, а не певцов только. Как они играли, захватывая, преображая зрителей, заставляя идти за собой, переворачивая души. И замирали в руках программки, которыми обмахивались мы, сидевшие на креслах под крышей, в этот душный и жаркий вечер. Как звучали их голоса, проникающие казалось в самую глубину души!

Заглавную партию Риголетто пел дебютировавший в коллективе Лестер Линч (Lester Lynch). Это на нем держался весь спектакль. Его прекрасный баритон, скупая игра, трогали до глубины души. Его видению героя веришь, он – живой, хорошо понятный человек. В этом казалось бы бездушном гангстере, продавшем душу дьяволу, в этом верноподданном слуге главы клана живет любовь – трогательная, нежная, выражаемая очень скупыми средствами, и от этого еще более трагическая. Именно такой человек, всегда готовый на преступление, лучше всего чужими руками, и может мстить заказным убийством – мало мы их видим сейчас при разборках гангстерско-мафиозных кланов во всем мире, а больше всего в нашей, такой любимой, несмотря ни на что, России?

Очень красивый тенор Дэвида Ли Брюера (David Lee Brewer) как нарочно создан для покорения женских сердец. Ведь женщины любят ушами, как известно. Красив, строен, важно конечно, но вот как говорит, точнее, как поет! Ах, от этого голоса все забудешь, себя, честь, будущее, он завораживает, он уводит в сказку, в мечту. А тут девочка, запертая в доме, как в клетке, никого не видящая, от всего оберегаемая, совершенно не знающая жизни, чистая, светлая и открытая. Конечно, он увлекся ею – нас всегда тянет к такой чистоте и высоте, но надолго таких людей, как герцог, они удержать не могут. Напиться, утолить жажду из чистого источника, вдохнуть высокого, чистого воздуха, но там, в черноте и жестокости оставленного на миг мира гораздо спокойнее и привычнее. Полет его душе под силу лишь на короткое мгновение. Она слишком мелка и тяжела, чтобы удержаться в таком состоянии надолго.

Партию Джильды пела Кеннешиа Митчелл (Kenneithia Mitchell). У нее очень красивый голос – колоратурное сопрано, но не знаю, это эффект акустической системы или на самом деле, но, как мне кажется, ему не хватило теплых обертонов, которые так естественны были бы для этой героини. И игра актрисы была как показ со стороны, как схема, намеки на то, что она что-то чувствует, переживает. Созданному ею образу не очень верилось, но, к счастью, ее роль в спектакле не так и важна. Закроешь глаза, домыслишь все, что она пропустила, в своем воображении, и все становится на место. Да конечно, именно таким, чистым и неопытным, живущим в мире грез девочкам так естественно жертвовать жизнью, ценности которой они не очень-то и понимают, за человека любви-мечты, любви-сказки.

И сегодня, на следующий день после спектакля, вновь и вновь его вспоминая и переживая, я хочу сказать спасибо всем его участникам, всем, кто помог ему дойти до зрителей – актерам и режиссеру, дирижеру и оркестрантам, звукооператорам и осветителям, сотрудникам Миллеровского театра и тем, кто жертвовал время ли, деньги на то, чтобы порадовать нас высоким и вечным искусством великой оперы Верди.