ХЬЮСТОНСКИЙ МУЗЕЙ ЕСТЕСТВЕННЫХ НАУК – КОЛЛЕКЦИЯ МИНЕРАЛОВ

ЭТО ВСЕ – ТЕХАС

Сегодня мне хочется рассказать об одной из самых интересных коллекций Хьюстонского Музея Естественных Наук – коллекции минералов и драгоценных камней, что размещается на втором этаже в помещении, называемом Cullen Hall. Это – одна из лучших коллекций в мире не только по качеству и количеству собранных образцов, но и по великолепной дизайнерской работе, позволяющей каждый экспонат представить в наиболее выгодном для него виде. В коллекции насчитывается более 750 образцов минералов и драгоценных камней со всего мира. Здесь представлены минералы, найденные в различных районах США, в Марокко и Мексике, в Италии и Индии, в Бразилии и Испании, в Англии и Австралии, в Норвегии и Нигерии… Перечислять можно долго. Заинтересовавшись, я начала записывать страны, откуда они приехали, и поняла, что по этим местам можно географию мира изучать, но, что мне было особенно приятно, я обнаружила несколько минералов из России и один с Украины.

Очень необычное подтверждение ценности этой коллекции мы получили в самый первый раз, когда вскоре после приезда в Хьюстон пришли в музей смотреть не ее вовсе, так как ничего о ней не знали, а привезенную из России выставку работ Фаберже. Побродив по залам и насладившись привезенными экспонатами, мы зашли в Макдоналдс перекусить. Вычислив в нас соотечественников, к нам подошел один из сопровождавших выставку, сотрудник Московского Геологического Института. Узнав, что мой, тогда еще муж, работал в московском Институте Кристаллографии, и что мы еще коллекции здешней минералогической не видели, он предложил нам провести по ней небольшую экскурсию. Вот от него я тогда и услышала, что это – одна из лучших коллекций в мире.

Надо сказать, что большого энтузиазма у меня его предложение не вызвало. Я ведь до этого видела достаточно богатую, строго научную коллекцию Московского Государственного Университета, рассчитанную не на зрелищность, а на систематизацию знаний. И после той, одной из самых скучных экспозиций, мною увиденных, совсем не тянуло меня в минералогические залы хьюстонского музея.

Но стоило нам перешагнуть порог, и я застыла в восхищении. Меня просто потрясло, с какой любовью и с каким умением поразить воображение посетителей представлены здесь экспонаты. А после прошедшей реконструкции выставочных залов это впечатление еще больше усилилось.

Описывать красоту, созданную природой, дело неблагодарное. В нашем языке просто слов для этого не хватает. Это надо видеть. Но я все же попробую устроить Вам небольшую экскурсию.

Чего тут только нет. Вот, прямо у входа расположился вулфенит – ярко-оранжевые пластинки закругленной формы похожи на экзотический цветок, а чуть подальше – нет не слитки, не камни, а фигурки какие-то из золота – вот конек морской, например. Как такое могло само образоваться, без рук мастера? И рядом черный, сразу видно, что тяжелый, камень – самородок платины с Урала.

Очень хороши гипсы. Какой только формы они не принимают. Пожалуй, самый интересный из них – экспонат, называемый «Бараний Рог» (Ram’s Horn), действительно похожий на рог, только не домашнего барана, а скорее горного козла. А вот тот же гипс в виде тонюсеньких иголочек, а вот он же – кристаллом.

А как хороши там и здесь расставленные мезолиты. Самым первым предстает перед посетителями совсем небольшой образец – белые иголочки, торчащие вверх на каком-то коричневатом камне. Но приглядитесь, камень этот похож на дикобраза, а мезолитные иголочки – на его хвост.

А самый большой, самый красивый образец мезолита, похожий на гнездо с белоснежными цыплятами, приехал из Индии. Он случайно остался цел, так как базальты, внутри которых он рос, дробились для получения строительного гравия. Лишь некоторым удалось избежать разрушения. Но уж после того, как он был найден и куплен для нашего музея, тщательно упакованный в мыльный порошок, экспонат этот, весь из тонюсеньких иголочек, добирался в США по собственному билету в первом классе самолета.

Я очень люблю аметисты, их сиреневатый цвет как-то особенно близок мне. Громадная аметистовая друза из Мексики раньше стояла прямо при входе на выставку. После реконструкции ее переместили в глубину зала, но как тогда, так и теперь, я всегда останавливаюсь перед ней, наслаждаясь богатством красок, поражаясь, как внутри такого громадного булыжника выросла эта невообразимая красота, и представляя удивление и радость того, кто увидел ее первым, наотмашь разбив громадный серый булыжник.

А рядом с этой друзой находится один из самых ценных экспонатов музея. Так и светящийся настоящим алым цветом громадный кристалл родохрозита вырос на кристаллах окрашенного медью пирита и металлического черного тетрагидрита среди игольчатых кристалликов кварца. Этот обнаруженный в Колорадо в 1965 году и приобретенный Хьюстонским Музеем Естественных Наук в 1985 году кристалл считается лучшим в мире. Вообще в музее много родохрозита, разного по насыщенности цвета и по форме. Мне очень нравятся похожий на яйцо родохрозитовый шарик нежно розового цвета и срез нескольких соединенных друг с другом камней, напоминающих разрезанные красные грейпфруты.

Одним из ценнейших экспонатов коллекции считается и фосфофиллит. Этот редчайший минерал добывается в одном единственном месте в мире – в горах Боливии. Он очень высоко ценится за то, что это – очень редкий камень, но даже если бы это было не так, его удивительная красота и изумительный голубой цвет никого не оставляют равнодушным.

А вот еще один голубой камень потрясающей красоты и ценности – топаз. Мы эти камни хорошо знаем, так как топазы широко используются в ювелирной промышленности. Обычно камни этого, одного из самых твердых минералов, -золотисто-коричневого или желтого цвета, хотя встречаются и красные, оранжевые, голубые, причем разновидность голубого топаза – самая редкая, а камни такого глубокого голубого цвета встречаются только в Бразилии. Топаз музея поражает не только цветом, но и размерами – он весит более 22 тысяч карат (около 5,5 килограмм). Этого камня не касалась рука ювелира – таким отшлифованным, как будто ограненным, он и был найден более 25 лет назад.

Потрясающие образцы элбалитов можно увидеть в нескольких витринах. Как правило, они имеют форму ограненной многогранной призмы. Их цвет просто завораживает – переливом от зеленого к темно-красному. Эти камни относятся к турмалинам, которые издавна привлекали людей не только своей красотой, но и необычным поведением – обладая пьезоэлектрическими свойствами, при небольшом нагревании они начинают притягивать легкие частицы, в том числе пыль. Именно поэтому турмалинами в свое время очень интересовались алхимики. Ну а мы, полюбовавшись этими камнями, самый красивый из которых, найденный 1 января 1972 года и приобретенный музеем в 1985 году, считается одним из ценнейших экспонатов коллекции, пойдем дальше.

Давайте остановимся у витрины с потрясающей красоты голубым бериллом – аквамарином, приехавшим из Пакистана. Этот удивительной красоты берилловый стержень даже не голубой, а, пожалуй, цвета морской волны, завораживает. Недаром в древние времена берилл считали талисманом, охраняющим своих владельцев во время морских путешествий. Образец, приобретенный музеем, был найден неподалеку от Кашмира, на родине одних из самых лучших драгоценных камней мира. Вообще говоря, сам берилл бесцветен, цвет ему придают примеси. Так, зеленый берилл, который нам лучше известен под именем изумруда, образуется при включении в кристаллическую решетку небольшого количества атомов хрома или ванадия, а аквамарин – атомов железа.

А вот и наш родной, приехавший из Сибири, алмаз. Правда, этот необработанный камень совсем не похож на своих сверкающих, переливающихся всеми цветами радуги, как бы светящихся изнутри обработанных собратьев. Но размеры его вполне впечатляют. Уж не знаю, сколько в нем карат, но думаю, что никак не меньше тысячи.

Я очень люблю рассматривать экспонаты из серебра. Около них можно простоять долго, вглядываясь в удивительные формы. Вот где воображение разыгрывается вовсю – чем дольше смотришь, тем больше видишь всего интересного.

Надо сказать, что приглядевшись, во многих экспонатах можно видеть не только удивительной красоты камни, но и фигурки какие-то. Вот образец барита. Пока близко на него смотришь, видишь отдельные кристаллы разной формы, а я тут оглянулась на него издали и увидела – лицо человека, как бы вылепленное современным скульптором-авангардистом. А вот серая рука из гематита, раскинутые веера из пектолита, пушистые комочки, похожие на цыплят, которые кажутся такими нежными и беззащитными, что их пригреть хочется, ежики разноцветные, так и ощетинившиеся во все стороны торчащими иголками.

Очень мне нравятся вместе сросшиеся образцы лазурита с малахитом. Они так здорово оттеняют друг друга, так красивы именно вместе – темно-синий лазурит и ярко-зеленый малахит. И есть один экспонат – малахит сам по себе – который притягивает как магнитом, вызывая в сердце щемящее какое-то чувство встречи с родным, близким и любимым. Это – малахитовая ваза, так похожая на те, что стоят в Эрмитаже. И не случайно похожая. Она – их родная сестра. Ее судьба вообще – быть драгоценным подарком: ее путешествие по миру началось с того, что она была подарена Николаем I, а закончилось в музее, которому была подарена жителями Хьюстона Брайаном и Вариной Эби (Brian and Varina Eby).

Видимо в благодарность за столь драгоценный подарок несколько небольших образовательных залов носят имя Eby Hall. Не рассказать об этих залах невозможно по разным причинам. Прежде всего, просто невозможно не упомянуть небольшое помещение с 4 витринами, в которых валяются обычные, ничем не примечательные булыжники. Но подождите пару минут, свет переключится с обычного на ультрафиолетовый, и эти булыжники, как по мановению волшебной палочки, превратятся в сверкающее горящее яркими цветами сокровище. Я еще ни разу не видела, чтобы от этих камней ушли сразу. Это чудесное превращение ничем не привлекательного камня в светящееся великолепие завораживает. И хочется еще и еще раз наблюдать возникновение Принцессы из Золушки.

Очень интересны и экспозиции этого раздела выставки, рассказывающие о кристаллических решетках, известных кристаллографах, проиллюстрированные образцами минералов, старинными инструментами – гониометрами разной сложности и разного размера, электрической цепью, в которой ток течет не по проводу, а по куску меди, счетчиком Гейгера, чутко реагирующим на излучение…

Вот такая коллекция находится в нашем Музее Естественных Наук, она ждет вас, чтобы открыть перед вами свою красоту, свое богатство. И, что я узнала совсем недавно, вход на постоянные экспозиции музея по вторникам после 2 часов дня – бесплатный.