ТАКИЕ РAЗНЫЕ АМЕРИКАНЦЫ

Как часто приходится слышать: ”Эти американцы такие… и далее следуют эпитеты, красочность которых обычно зависит от ситуации, настроения говорившего и от многого другого. В этом унисонном хоре диссонансом звучат любители поспорить: “Да нет, разные они”. Это точно, раз-ны-е. Как и мы. Могу подтвердить это со всей ответственностью, так как по роду своей деятельности сталкиваюсь с десятками новых людей ежедневно. Я называю мою работу подарком судьбы. И речь не идёт о зарплате или особом творческом накале. С этим, как говорится, напряженка, а об уникальном человеческом общении, в котором я буквально купаюсь, а многие могут только мечтать. Я так и говорю: “У меня работа такая – общаться”.

Заинтригованы? Что это за место такое, где и кем я работаю? В банке, теллером. Что, не очень романтично? Ну, это как посмотреть. Но в одном вы правы, мой воображаемый читатель, банковская атмосфера не очень-то располагает к долгим задушевным разговорам. Да и банковское начальство очень строго следит, чтобы работали быстро, быстрее, как можно быстрее, что вступает в явное противоречие с реальным решением “скучных” денежных проблем клиентов. Казалось бы, какие уж тут близкие личные контакты. Но тем не менее, вопреки банковской традции, многие из этих людей, постоянных или случaйно зашедших, одаривают меня своим общением и историями, а я, надеюсь, являюсь благодарным и заинтересованным слушателем.

Трагическое и комическое, всплеск театральных эмоций и философские размышления о жизни – всё это переплелось в нефинансовых откровениях моих посетителей. Иногда жалею, что нет со мной рядом талантливого писателя. Ну, как не поведать миру об американке с русским именем. Я знаю её давно и называю ходячей историей. В России она никогда не была, но мечтает побывать в С.Петербурге, чтобы своими глазами увидеть улицу, названную в честь её пра-дедушки, известного архитектора. А ещё хранит эта американка письма её дедушки, земского врача из Владивостока.

А сколько удивительных совпадений. Показала я как-то свою писанину приятелю (поскольку писателя, о котором я упомянула выше, не нашлось, я и решила бессовестно присвоить его функции). Спросила полушутя–полусерьёзно: “Что думаешь о моих перлах? Продолжать писать или самовыражаться другим способом? – и добавила, – лавры создательницы Гарри Поттер мне спать не дают”. Он мне в том же духе и ответил: “А почему бы и нет. Вдруг какой-нибудь родственник Хемингуэя прочитает и, кто знает, что из этого получится.”Сказал и забыл, а через несколько дней (правильно догадались) приходит человек с именитой фамилией. Спрашиваю: “Не родственник ли?” – “Так точно”. Правда очень дальний, седьмая вода на киселе. Никогда не встречались при жизни Мастера, но родством гордится и всегда рад, когда люди спрашивают. Повторюсь, такие “ординарные” беседы-диалоги, озаряющие мои рабочие будни, не редкость в моей профессиональной практике.

В этом калейдоскопе человеческих судеб одна драматическая история стоит особняком и заслуживает того, чтобы быть рассказанной. Но сначала немного об аналогиях. Климат Америки и её природно-экономические условия, как вы знаете, не благоприятствуют появлению маресьевых или корчагиных. А судьба женщины, о которой я хочу рассказать, назовём её Хеленой, как раз и является опровержением моего же утверждения. Возможно некоторым сравнение американской действительности с советской классикой покажется надуманным. Что ж, для начала прочитайте, а потом и решите. А я со своей стороны попробую быть предельно объективной. И поможет мне в этом безэмоциональный язык фактов.

Итак, Хелена – высокая американка с мягким, приятным голосом. В молодости, как и все, мечтала о многом, и карьера модели была не последней в этом списке, благо внешние данные и спортивные достижения этому способствовали. Но не получилось: попала в автомобильную катастрофу, когда ей исполнилось 20. Пришлось бросить университет и шесть месяцев своей внесоциальной жизни потратить на то, чтобы быть хотя бы “как раньше”. С тех пор на шее у Хелены виднеется операционный шов, который, к слову сказать, никак не преуменьшает её личного обаяния.

Первое замужество было неудачным. После развода двое детей от этого брака живут в другом штате. Сын пошёл по духовной линии и вроде бы для него всё складывается более или менее благополучно, чего не скажешь о дочери моей героини. Она рано пристрастилась к наркотикам и дома была редким гостем. В свои 19 уже имеет длинный “послужной” список, в котором есть и лечебно-восстановительное учреждение, и даже пребывание в тюрьме. Как события будут развиваться далее, не может предсказать никто.

Решила попытать счастья во второй раз. Новый муж носил на руках. Казалось, что так будет всегда. И, как гром среди ясного неба, врачебный приговор – у мужа шизофрения. Сейчас он находится в соответствующем месте, и есть опасения, что проведёт там остаток своих дней. Да, ещё одно дополнение к портрету “счастливой” американки: Хелена пользуется слуховым аппаратом, так как с детства плохо слышит.

Если помните, дорогие читатели, я пообещала не выходить за рамки фактов и избегать сильных эмоций. Признаюсь, что сохранять самообладание и сдерживать своё обещание мне очень нелегко.

“Беда не приходит одна”- эту жизненную аксиому мы знаем с детства. Судьба-злодейка в очередной раз решила проверить Хелену на прочность, послав ей новое испытание в виде страшного диагноза. Не вдаваясь глубоко в медицинский аспект, скажу только, что болезнь её связана с постепенной потерей зрения и рано или поздно ведёт к полной слепоте… Опомнившись, не сразу, конечно, от шока, “железная леди”, как это уже бывало не раз в её полной “приключений” судьбе, начала всё с начала, а другими словами, просто продолжала жить.

Компания, в которой она работала, послала Хелену в специализированную школу для слепых. Там её учили-обучали различным трюкам и секретам: как ухаживать за собой, как общаться со специально обученной собакой-поводырём и, конечно, азбуке Брайля. К тому времени она ещё водила машину и вполне прилично справлялась со своими служебными обязанностями. Но болезнь развивалась и, как следствие, потеря работы, инвалидность, с машиной также пришлось расстаться. Попросила помощи у родителей – отказали. “Ты у нас сильная, выдюжишь,” – сказала мама. А и правда, что же ей ещё оставалось. И борьба, которую мы называем жизнью, продолжалась.

Не буду расстраивать вас подробностями жизненных перипетий незнакомой женщины и поэтому пропущу отдельные “боевые” эпизоды. Если кратко, государство назначило Хелене пенсию, появился и особый друг – овчарка Забрина. К врачу ходит пешком, за продуктами – на специальном автобусе. В общем, трудно сказать, кто приспособился к кому: Хелена к обстоятельствам или они к ней, но жизнь, насколько это возможно, вроде налаживается.

А теперь, дорогой читатель, попробуйте поставить себя на место этой женщины и представить, что бы делали вы или как живёт-может Хелена с прогрессирующей болезнью, без личного транспорта, без семьи. Представили? Так вот, в реальности всё с точностью наоборот. А решила моя героиня в свои 44 пойти учиться. И профессию социального работника выбрала не случайно. Как ни удивительно, вопреки общепринятым представлениям о помощи инвалидам, которая можно сказать сама в руки идёт, что отчасти правда, многие льготы, как бы это помягче выразиться, вам не навязывают. И нужный телефон или имя чиновника, который может что-то решить, вам добровольно не предложат. Да и слово это – “льгота” не совсем точное, так как означает лишнее, сверх положенного. А кто возьмёт на себя смелость провести грань между тем, что является жизненной необходимостью для страдающего человека, а без чего он может и обойтись? Короче, вдоволь находившись по инстанциям (в американском варианте – назвонившись, наискавшись по интернету, налетавшись на самолёте: за собакой – в Нью-Йорк, за специальными школьными принадлежностями – в Остин), решила моя героиня получить необходимые знания в университете, чтобы потом профессионально помогать таким же бедолагам как и она стучаться в “правильные” двери. Но это, как говорится, планы на необозримое будущее. А пока… Первый семестр общественного колледжа закончила успешно. Правда, два класса из четырёх по совету врача пришлось бросить: слишком большая нагрузка на глаза и уши. Осенью думает продолжить учебу.

Вот такая непростая история ординарной американки с неординарной судьбой. Раньше я очень скептически относилась к утверждению ученых о неограниченных возможностях и скрытых резервах человека. Общение с Хеленой, а мне посчастливилось с ней работать, сильно поколебало моё недоверие. Хотя для меня и сейчас остается загадкой, ну где, где эта хрупкая женщина прячет эти самые скрытые резервы, помогающие ей подниматься после очередного падения и двигаться дальше? И делать это с большим достоинством. Например, сейчас она готовит предложения о включении специального раздела о слепых в правила дорожного движения. Уже почти назначена встреча с водителями автобусов, где будут обсуждаться проблемы инвалидов и их безопасность. Есть предложения выступить на радио. Ну зачем, зачем скажите ей, неугомонной, думать обо всём человечестве, когда и своих проблем хватает? …

И последнее, в описанных событиях ничего не придумано и не приукрашено, хотя сооблазн был. Общеизвестно: в конкурсе на фантазию соревноваться с жизнью бесполезно. Как ни старайся – проиграешь.

P.S.

Недавно разговаривала с Хеленой. Последние новости – тюремный испуг пошёл на пользу её дочери, и та взялась за ум. Сейчас работает и, кстати, встречается с тем самым полицейским (не поверите), который участвовал в её задержании. Но это уже сюжет для другой истории.