ФЕРМА ЭКЗОТИЧЕСКИХ ЖИВОТНЫХ (BAYOU WILDLIFE PARK)

В Техасе, как, впрочем, и во всей Америке, много разнообразных мест отдыха, где можно вблизи познакомиться с дикими животными. Кроме зоопарков и заповедников, знакомых нам еще по России, здесь существуют открытые для посещения фермы, которые называют то фермами, то сафари, то парками. Обычно это не государственные, а частные предприятия, принадлежащие одной семье.

Одно из наиболее знаменитых в Техасе сафари находится под Сан-Антонио. Но сегодня мне хочется рассказать не о нем, а о ферме Bayou Wildlife Park, что совсем недалеко от Хьюстона, примерно на полпути к Галвестону.

Итак, наш путь по 45-й скоростной трассе до 19-го съезда на дорогу FM 517. Еще 6 миль вправо от трассы в сторону городка Алвин (Alvin), а затем поворот на узкую дорогу налево – на саму ферму. При въезде, покупая билет, не забудьте запастись ведерками с кормом, потому что кормление зверей на этой ферме – ни с чем не сравнимое удовольствие не только для детей, но и для взрослых.

В сафари под Сан-Антонио звери либо равнодушно провожают машины, не делая ни одного шага в твою сторону, либо ведут себя бесцеремонно и агрессивно – страус не просто нагло требовал еды, но начал клеваться, и достаточно больно, когда мы, не успев закрыть окно, решили, что с него, пожалуй, хватит.

Совсем другое дело – на этой ферме. Здесь едешь не в собственной машине, а в раскрашенных под зебру открытых вагончиках. Эти вагончики звери прекрасно знают, так как и хозяева фермы кормят их только с них.

И каких только зверей тут нет! Едва выедешь на вагончике, и к нему со всех ног устремляется стадо из нескольких десятков оленей. Они только что паслись где-то вдалеке и даже не подняли головы посмотреть на нас, когда мы проезжали мимо них по этой же самой дороге на своем автомобиле. А что делается сейчас! Они окружают остановившийся вагончик, робко стоят совсем-совсем близко и смотрят на вас своими грустными, черными глазами, ожидая корма. Кто-то просто кидает еду на землю, кто посмелее, протягивает им ведерко, а совсем смелые могут, хотя это и против правил, покормить оленей с ладони.

Вся территория фермы разделена на несколько участков, где обитают разные, прежде всего, копытные животные. Остроумная конструкция проездов между участками – мостик длиной несколько метров, собранный из свободно вращающихся металлических трубок, является непреодолимым барьером для животных.

Олени провожают вагончик до очередного мостика, а затем грустно разбредаются попастись на травке, слегка кося глазом в ожидании следующих посетителей.

Эта первая встреча сразу приводит всех в восторженно-доброе настроение. И когда вагончик следует дальше, уже ждешь, какие же звери подойдут, посмотрят на тебя томно и с надеждой, попробуют твою, именно твою еду.

А как здесь много оленей, ланей, мулов, верблюдов, осликов и зебр, диких козочек! Удивляешься, как природа напридумывала и насоздавала столько всего разного и, в то же время, похожего.

Громадные медлительныне носороги живут за загородкой. Они, похоже, могут быть опасны, потому что экскурсантов к ним близко не подпускают. Вагончик останавливается около загона, водитель, он же экскурсовод, подходит к загородке, кормит и гладит могучего зверя, а посетители, не сходя с мест, смотрят на то, с каким наслаждением эта громадина подставляется под ласковую его ладонь. Кстати, на этой ферме носороги регулярно приносят потомство, что случается отнюдь не во всех зоопарках.

Самое сильное впечатление произвел на меня последний участок с верблюдами, бизонами и лонгхорнами. Еще в начале экскурсии нас предупредили быть поосторожнее с верблюдами, но это предупреждение забылось за то время, что мы с азартом и наслаждением, то с руки, то из ведерка кормили всех и вся по дороге.

Звери, живущие на последнем участке, вызывали уважение, их совсем не хотелось кормить не то что с руки, но даже и из ведерка. Я набрала в руку еды и с размаху кинула ее на землю подходящему верблюду. Он презрительно посмотрел на это подношение, медленно подошел ко мне, взял зубами ведерко – очень осторожно, чтобы меня не задеть, и потянул. Я попыталась отобрать свое ведерко, ведь было еще кого кормить впереди, но почувствовала, как меня, со всеми моими немалочисленными килограммами, медленно, но верно, приподнимают и вытаскивают из вагончика. Пришлось разжать руку. Верблюд насмешливо поглядел на меня, поднял голову – и все содержимое ведерка высыпалось ему прямо в рот. Небрежно откинув пустую посудину в сторону, он медленно и спокойно отошел с важным и гордым видом победителя. А я осталась с пустыми руками, сфотографированная на все возможные фотоаппараты, кроме, естественно, своего.

Лонгхорны хотя и подходили к тележкам, но не очень близко. И это было приятно. Когда с пары метров видишь их головы, украшенные нешуточными рогами размером с твой рост, не хочется, чтобы это расстояние сильно сокращалось. И хотя вели они себя как наши российские коровы, также спокойно и неторопливо двигаясь по пастбищу, но их приближение вызывало явное волнение экскурсантов.

В общем же дружелюбность животных на этой ферме просто поражает. Их нельзя назвать одомашненными, но любовь и внимание, которое им оказывают вызывает у зверей уверенность в том, что от людей ничего кроме добра и корма проистекать не может.

Страусы на этой ферме, также как бегемоты и крокодилы, считаются (и очень правильно), опасными животными. Взрослые страусы находятся за загородкой почище бегемотьей. Ведь бегемоты к загородке не подойдут, и высунуть из нее никакую часть своего тела не могут. А страусы свою маленькую головку могут протянуть на всю чуть не метровую длину шеи и достать неосмотрительных посетителей на довольно большом расстоянии.

Самое последнее, или самое первое, что ждет посетителей, это – кормление жирафов и звериные ясли. Лучше всего оставить это на конец. Нужно войти в дом, от которого начинаются и где заканчиваются все экскурсии. Постарайтесь сохранить немножко корма, и вам предстоит еще одно совершенно незабываемое впечатление. Только ребятишек родителям приходится поднимать высоко-высоко. Держишь ведерко в высоко поднятых руках, и к тебе с неимоверной высоты наклоняется добродушная жирафья морда, так что ты ее можешь рассмотреть во всех подробностях. Жираф осторожно достает из ведерка еду, а затем поднимает голову обратно вверх, чтобы ее прожевать. Попробовав гостинец у всех, кто хотел его покормить, никого не обидев невниманием, животное, осторожно передвигая свои ноги-ходули, выбирается на улицу, на солнышко.

А рядом с загоном для жирафа живут свинки и козочки с детенышами. Малышня звериная доверчиво тыкается мордочками в руки и коленки, нежно снимает с рук еду, она такая мягкая и приятная на ощупь, что детей оттуда вызволить – отдельная задача для родителей.

Не забудьте подойти к небольшому прудику, где за загородкой в теплое время нежатся на солнышке крокодилы, похожие на разорванную покрышку автомобильной камеры.

В доме, где живут жирафы и малышня, есть небольшой магазинчик, там можно купить на память футболки, деревянные фигурки зверей, открытки. Около домика под навесом стоят столы, где можно поесть привезенную с собой снедь.

Все вместе – экскурсия, жирафы, крокодилы и детский зоопарк – занимает час-полтора. Но впечатлений от этой поездки остается столько, что не хватает никакого запаса фотопленки. Остановиться и не снимать этих зверей невозможно. Я была там не один раз. Часто вожу туда своих гостей. Каждый раз даю себе слово сделать лишь несколько снимков, и всегда обнаруживаю, что опять отщелкала не один десяток кадров.