В ВОЙНЕ С ИРАКОМ БОЛЬШЕ ВСЕХ ПОСТРАДАЛА…СИРИЯ

Война в Ираке больно ударила по Сирии. Она, по сути, оказалась в политической изоляции, поскольку со всех сторон окружена государствами, которые в той или иной степени ориентированы на США. Это – Иордания, Турция, Саудовская Аравия, а теперь еще и Ирак. У Дамаска нет партнеров. Кроме разве что Ирана, с которым нет общих границ, и партнерство фактически ограничивается совместным финансированием террористических организаций типа «Хизбаллы» и «Исламского джихада». Особенно сильно ударил разгром Саддама по экономике. Сирийская экономика, жестко контролируемая государством, и без того много лет находится в застое. Социалистические принципы, на основе которых она строится, отпугивают потенциальных инвеститоров. Это лишает Сирию надежды на “светлое будущее” — ее экономика вряд ли устоит перед грядущими ураганами перемен.

После смерти Хафеза Асада, который 18 лет враждовал с Саддамом Хусейном, отношения между Сирией и Ираком заметно потеплели. В 1997 году были восстановлены в полном объеме торговые отношения. В то время Багдад, пытаясь избежать изоляции, заключил ряд сделок с соседними арабскими странами. Сирия обрела большие привилегии в экспорте потребительских товаров, торгуя мебелью, мылом, электротоварами, фармацевтикой и керамикой. Годовой объем продаж составлял более 5 миллиардов долларов в год.

Ирак же, в свою очередь, поставлял Сирии 200.000 баррелей нефти в день по нефтепроводу Киркук – Баниас. Естественно, нелегально, в обход эмбарго ООН и по очень низким ценам. Эту контрабандную нефть Сирия перепродавала на мировом рынке, но уже по реальным ценам. Теперь нефтепровод закрыт. А многие сирийские фабрики, поставлявшие свою продукцию в Ирак, сворачивают производство, поскольку большинство дорог, по которым перевозили товары, разрушены. Но дело, конечно же, не столько в дорогах, сколько в том, что иракские торговые организации товары в Сирии больше не заказывают.

Мало того, сирийские поставщики опасаются, что не смогут получить даже причитающиеся им суммы за уже доставленную в Ирак продукцию. Теперь, когда иракский рынок будет открыт для всех, Сирии придется конкурировать с гораздо более мощными мировыми производителями – с Кореей и Китаем, США и Великобританией. Понятно, что в такой конкурентной борьбе ее ждет лишь поражение…

Для Башара Асада наступили трудные дни. Экономика на грани краха. С Америкой отношения натянуты. Вашингтон причислил Дамаск к “Оси зла”. Еще до того, как американские танки вошли в Багдад, Доналд Рамсфелд предупредил: если Сирия не перестанет скрывать иракских военных преступников, Америка примет соответствующие меры. А Колин Пауэлл вообще порекомендовал Асаду «пересмотреть свою тактику в свете изменений, происходящих в регионе». В отличие от невменяемого Саддама Хусейна сирийский президент не строит иллюзий, понимая, что его военная машина развалится даже от легкого удара морской пехоты.

Хотя на бумаге сирийская армия выглядит весьма внушительно: 215.000 солдат плюс примерно столько же резервистов. На вооружении восьми пехотных и трех механизированных дивизий – 4700 танков, 4500 артиллерийских орудий, 850 ракет “Земля – воздух” и 4.000 противовоздушных установок. Авиация насчитывает 40.000 военнослужащих и 611 боевых самолетов. Правда, боевая техника в основном устаревших образцов.

Так, из 4.700 танков около 2.000 – это “Т-55” 1960 года выпуска, еще 1000 – “Т-62”. Обе эти модели не отвечают условиям современного боя. Остается примерно 1.700 танков модели “Т-72” выпуска 1970-х и 1980-х годов. Но, во-первых, они хороши только в статичной защитной позиции, а во-вторых, испытывают большой дефицит в запасных частях. Кроме того, сирийская армия готовилась по советской методике, которая славилась централизацией командования и полным отсутствием инициативы на поле боя. Когда осенью 2002 г. Турция объявила Асаду ультиматум, потребовав выдачи лидера Курдской рабочей партии Оджелана и выдвинув танки к сирийским границам, Дамаск даже не сумел должным образом организовать линию обороны.

Сирийские самолеты тоже советского пр

оизводства, “Сухой” и “Миг” устаревших моделей. В 1986 году сирийцы спровоцировали воздушный бой с израильскими летчиками. Менее 40 израильских самолетов сбили 90 самолетов противника, не потеряв при этом ни одной (!) машины. Помимо всего прочего, израильским пилотам удалось полностью разрушить сирийскую противовоздушную оборону. Вряд ли ситуация с тех пор изменилась к лучшему. С 1994 по 2001 г. сирийская армия получила вооружения на 700 миллионов долларов (для сравнения скажем, что израильская армия за тот же период приобрела вооружений на сумму 6,9 миллиарда долларов, а Египет – на 9,1 миллиарда).

США пока не ставят перед собой цель добиться падения режима Башара Асада. Хотя у Сирии есть оружие массового уничтожения, причем, в количествах, возможно, больших, чем в Ираке, и вся военная стратегия страны строится на его использовании.

Еще Хафез Асад построил огромные склады с биологическим и химическим оружием. Сирия располагает ракетами, способные поражать израильские города. Первую партию ракет с химическими боеголовками Дамаск получил в подарок от Египта в 1973 году, незадолго до войны Судного Дня. Затем Сирия в больших количествах закупала такие ракеты у бывшего СССР и Чехословакии. Теперь основные поставщики – Китай и Северная Корея. Химическими средствами уничтожения снабжали Сирию также компании Франции, Германии, Австрии, Голландии и Швейцарии (они же, кстати, поставляли химическое оружие и Ираку).

В 1984 году Сирия запустила собственное производство нервно-паралитических газов, а в следующем – освоила процесс наполнения ракетных боеголовок химическими материалами. В ЦРУ считают, что Дамаск начал развертывать производство ракет с нервно-паралитическим газом в 1997 году. Предполагается, что Сирия располагает химическими веществами в объеме от 500 до 1000 тонн. В арсенале Сирии несколько тысяч химических бомб, наполненных зарином, от 50 до 100 баллистических ракет, в основном, типа “SS-21” советского производства, и ракеты типа “Скад”. Асад приобрел у КНДР “скады” типа B, C и D, имеющие больший радиус действия. Северная Корея также помогла наладить производство “скадов” в самой Сирии. Предполагается, что в Сирии действуют, как минимум, четыре завода по производству химического оружия. Асад объединил производство химических средств уничтожения с фармацевтической промышленностью.

Аналитики разведывательных служб полагают, что сирийское химическое оружие хранится в подземных бункерах и туннелях. Трудно сказать, что из этих предположений правда, а что – преувеличение. Информация о больших, чем на самом деле, мощностях выгодна, с одной стороны, самой Сирии – это, по мнению Асада, увеличивает шансы, что атак на его страну не будет, с другой – Израилю, в надежде получить от США дополнительную военную помощь. Если бы Соединенные Штаты готовили вторжение в Сирию, нет сомнений, что специальные части тщательно прочесали бы местность в районах предполагаемого местонахождения заводов. Эти регионы подвергли бы бомбардировке в первую же ночь войны. Такое нападение с воздуха, конечно, не сможет уничтожить все сирийское оружие. Сирия все равно представляла бы собой серьезную угрозу безопасности Израиля.