ДО ПОСЛЕДНЕГО ВЗДОХА

Террористы бывшими не бывают

Похоже, поторопились хоронить Арафата. Он по-прежнему живее всех живых. И цепко держит власть в своих липких руках. Пусть не вводит в заблуждение клетчатый платок, придающий совершенно бабий вид тщедушному старику с чахлой растительностью на лице и трясущимися руками. По документам он Мухаммад Абд ар-Рауф-Кудвах аль-Хусейни, революционный псевдоним – Абу Аммар, свита почтительно именует его “раисом”, то бишь хозяином, а в Кремле и на Лубянке ласково кличут Яша. Опять он переиграл и евреев, и американцев, а европейцы и так преданы ему душой и телом.

Одноразовое изделие

Арабские шейхи давно держат его за резиновое изделие – одноразовое. Нобелевский комитет посчитал миротворцем. На самом деле обычный бандит. Его люто ненавидели покойные король Иордании Хусейн и сирийский президент Хафез Асад. По умению выживать, политически и физически, он даст фору любому: правя виртуальным, но осязаемо террористическим королевством, сам пережил множество покушений и мятежей, но всегда выходил сухим из воды.

Когда в 1992-м самолет Арафата потерпел крушение в ливийской пустыне, спасение пришло от… израильского радиолюбителя, поймавшего аварийный сигнал и передавшего его в штаб ООП!

Его сделали миротворцем как раз в тот момент, когда он должен был бесследно кануть в политическое небытие. Особенно после того, как в 1990-м радостно поддержал вторжение Саддама Хусейна в Кувейт, а в августе 1991-го поспешно и пылко объяснился в любви к ГКЧП, что, впрочем, Кремль ему тут же простил. Он боится измены, поэтому прореживает и без того не слишком сплоченные ряды коллег по “антисионистской борьбе” не хуже Сталина. Верность на Востоке не в цене, посему у кого только он не состоял на содержании: без разбора доил арабских шейхов и королей, Саддама, Каддафи, ООН, Тегеран, Пекин, Москву, Париж, Берлин и даже Вашингтон… И всех предавал.

Значит это кому-то нужно…

Биография Арафата столь же запутанна и лжива, как и он сам. Путаница с датой рождения: по одним документам – это 4 августа 1929-го, по другим – 24 августа. Он упорно твердит: родился в Иерусалиме. А на самом деле – в Каире! Мелочь? Не для него: лишь уроженец Аль-Кодс, Святого города, может претендовать на первенство в банке с тарантулами под названием ООП.

В начале пути связь с Палестиной более чем призрачна: египетское гражданство, диплом инженера Каирского университета, служба в египетской армии – считается, что лейтенант Арафат принимал участие в Суэцкой кампании 1956 г. Потом уезжает в Кувейт зарабатывать деньги, хотя, как сын богатого негоцианта, не очень-то и нуждался. Это официальная версия. Неофициальная больше похожа на правду: спешно скрылся из Египта, спасаясь от агентов «Мухабарат» – местных органов госбезопасности, поскольку состоял в террористической экстремистской организации “Братья-мусульмане”. Ее активистов тогда как раз бодро “мочили в сортире” за серию убийств египетских политиков, в том числе и за попытки покуситься на Насера. Неплохо для начала карьеры, а?

На строительном поприще скиталец задерживается ненадолго, и в 1959-м полностью отдает себя стихии террора. Чтобы стать первым, пришлось изрядно попотеть, поскольку был он тогда всего лишь одним из многих, претендовавших на власть. Между ними шла отчаяннейшая кровавая грызня – за контроль над денежными ручьями, текшими из богатых нефтью стран. Резать друг друга, несомненно, проще, чем воевать с Израилем, но тоже опасно. Интересно, сколько своих, палестинских, жизней на счету палестинского вождя? Немало, иначе как выбился бы в “раисы”?

Правда, у возглавляемой им ФАТХ на главном фронте, израильском, особых успехов не было. Пока Арафат резко не сменил тактику. Стал лично подбирать людей для вылазок, до мельчайших деталей отрабатывать планы операций. Но главное его “ноу-хау” – федаины перестали атаковать армию и военные объекты, их мишенью стали… школьные автобусы. Потом бомбы стали рваться на рынках, автобусных остановках, в кинотеатрах, ресторанах, кафе, гостиницах. Будут и захваты самолетов, заложников, показательно-жестокие убийства – после пыток – взятых в плен солдат.

И ведь именно это принесло потрясающий успех: ООН не только признает Арафата единственным представителем палестинцев, но и предоставляет ему монопольное право распоряжаться колоссальными средствами, формально выделяемыми мировым сообществом для помощи беженцам. До которых эти денежки и по сей день идут! На положении тех, кто влачил жалкое существование в лагерях, попавшие в копилку Арафата миллионы никак не сказывались. Да ему это и не нужно было: если беженцы встанут на ноги и интегрируются в принявшие их страны, среди кого боевиков вербовать?!

Нож в спину

После войны 1967-го палестинские отряды приютил иорданский король Хусейн. И Арафат щедро отплатил ему: подняв в сентябре 1970-го мятеж, пытаясь захватить власть в королевстве. Затем уже Хусейн, опираясь на верных бедуинов, громит вероломных мятежников: во время событий “Черного сентября” палестинцы потеряли 20 тысяч убитыми. Пришлось бежать в Бейрут. И с того момента мирный, тихий и процветающий Ливан – “Швейцария Ближнего Востока” – катится в кровавую пропасть. В 1973-м отряды Арафата потихоньку начинают резать ливанских христиан, а в 1975-м и вовсе развязывают натуральную гражданскую войну. Та еще бойня!

Палестинцы прижали христиан-маронитов, выбили их из традиционных горных районов. Все у них отобрали и стали силой вытеснять из страны. Тогда христиане обратились за помощью к сирийцам. А те только и ждали, чтобы войти в Ливан: дошли до Бейрута, загнали палестинцев в лагеря, потом принялись за христиан, взяв под контроль практически весь Ливан. И экономическую проблему в свою пользу решили: раньше долина Бекаа славилась овощами, теперь там стали выращивать коноплю.

…А еще была забытая почему-то ныне трагедия Дамура: в 1975-м арафатовцы со звериной жестокостью вырезали почти все население этого красивого христианского города. Кстати, награбленные в Ливане ценности – золото из госбанка, изумительнейшая коллекция сокровищ Древнего мира – в конце 1984-го Арафат в обмен на оружие передал… КГБ СССР.

Во время первой чеченской войны боевики оборудовали свои огневые точки в больницах и школах. Это было неожиданно для российских войск. Но Арафат додумался до этого раньше: в Ливане огневые позиции располагались исключительно в жилых кварталах, лагерях беженцев, деревнях, в больницах, школах. Сидишь себе в больничке, бьешь по всему, что шевелится, а когда получаешь ответ, во всю глотку вопишь, что бомбы падают на детей и стариков. А куда им еще падать? Сейчас, между прочим, бойцы Арафата работают так же: снайперы стреляют с мечетей и церковных колоколен, минометчики ведут огонь из поселков, устраиваясь опять же поближе к мечетям, школам и больницам!

В августе 1982-го Арафат метался по осажденному Бейруту, словно крыса, по несколько раз на дню бомбардируя шифровками о помощи впавшего в маразм Брежнева: срочно пришли, мол, своих десантников и морпехов… До сих пор многие израильтяне сожалеют, что Бегин не отдал приказ о ликвидации Арафата: израильский снайпер уже держал на прицеле “раиса” во время эвакуации из Бейрута остатков его отрядов, но так и не нажал на спусковой крючок. Не убирать же “клетчатого” на глазах у сотен журналистов дипломатов! А зря. Одна пуля часто переписывает историю.

Общие цели

До сих пор живуча легенда, что клетчатый человечек с плешивой мордочкой был пламенным другом Советского Союза. Все это ложь: Советский Союз был для него дойной коровой. Их объединяла общая ненависть к Израилю. “Любовь” к СССР вовсе не мешала бойцам Арафата, подучившись у советских же инструкторов, отправляться воевать с “неверными” в Афганистан. Об этом теперь стараются не вспоминать. Как не любят вспоминать и о том, что в 1985-м боевики Арафата взяли в заложники четырех сотрудников советского посольства в Бейруте. Одного, Аркадия Каткова, позже изрешетили автоматными очередями, дабы доказать серьезность намерений. Чего хотели? А чтобы Москва попросила Дамаск не трогать палестинских террористов на севере Ливана.

Спланировал операцию и руководил ею бывший личный охранник Арафата – Имад Мугние, по прозвищу Гиена. В захвате участвовал и другой охранник Арафата – Хадж. Через несколько дней после похищения Арафат заявил, что он немедленно примет меры по освобождению заложников. Потом, что договорился с похитителями об их освобождении и даже якобы заплатил сто тысяч долларов, позже печать раздула эту цифру аж до 15 миллионов! Наконец, он вышел на полковника Перфильева, который вспоминает: «Позвонил он мне по телефону из Туниса: “Вы – наши друзья, и мы вас не можем покинуть в беде. Мы уже приняли необходимые меры, заплатили выкуп, и ваши люди скоро будут на свободе! Я посылаю тебе двух своих людей, которые будут полезны в этом деле. Я их давно знаю, они крепкие ребята. Один из них Имад Мугние, второго зовут Хадж”. Я аж вздрогнул, услышав имена: организаторы похищения в качестве представителей Арафата!»

Под давлением Кремля Асад согласился остановить “зачистку”. Но Арафат уже вошел во вкус. Опять вспоминает Перфильев:

– Ливанская военная контрразведка перехватила телефонный разговор Арафата из Туниса со штабом его отряда близ Бейрута. Через наши источники мы получили запись и были, мягко скажем, удивлены: “Никого не освобождать до тех пор, пока не будет гарантий… – Чьих? – Моих”!

Оказывается, Арафат решил прикрыться советскими заложниками еще раз, заставив сирийцев отменить планируемую чистку уже пригорода Бейрута…

В королевстве, где правит террор…

И этого живоглота посадили на белого коня, создав под него автономию. Казалось бы, вот она, мечта, уже на пороге: не нужно бегать и скрываться, еженощно меняя ночлег, с тобой говорят те, кто еще недавно готовы были видеть этот платок лишь сквозь прорезь прицела. Тебя встречают, как нефтяного шейха. Что еще надо? Строй нормальную жизнь для своего народа. Но, вернувшись «домой», Арафат не создает ничего, кроме вооруженных отрядов (около 60 тысяч штыков!), не призывает ни к чему созидательному, только к террору и убийствам: «Мы знаем только одно слово – джихад, джихад, джихад! Когда мы прекратили интифаду, мы не прекратили джихад… А сейчас мы вступаем в фазу величайшего джихада», – это слова пятилетней давности. Именно Арафат – истинный организатор террористической войны, именно он, а не отморозки из ХАМАСа или «Исламского джихада», “включает” и “выключает” беспорядки, словно водопроводный кран. Это он славит камикадзе, взрывающихся в людных местах: “Аллах овладел душой и телом тех, кто верит в него, потому что они получат в наследство рай. Они будут сражаться за Аллаха, будут убивать и будут убиты, и это – священная клятва”.

– Убивать стали на следующий день, – едко заметил Александр Бовин, который в своих мемуарах раскрыл и другую “великую тайну” Арафата: цель его жизни не создание палестинского государства, а уничтожение израильского. Итак, “сбросить евреев в море” – вот его голубая мечта. Не дождется. Но не может быть счастлив старик, отправивший во имя “борьбы за это” к праотцам десятки тысяч соотечественников, обрекший на нищету и страдания уже сотни тысяч. Как можно радоваться жизни, когда все так же недостижима мечта, во имя которой он пятый десяток лет терзает одну страну, пучил мятежом другую и подчистую, дотла разорил третью – обогревшую и давшую кров…

Откроем еще раз Бовина: что чаще всего, кроме денег, просит у “русских друзей” Арафат? Бронетранспортеры! Ибо, кроме оружия и джихада, нечего ему предложить своему нищему народу. Не украденные же миллиарды со швейцарских и прочих счетов в “родную” Палестину инвестировать! Это заначка на дальнейшую войну. Террористы, как и чекисты, бывшими не бывают.