ПОМОГИТЕ МНЕ ПОЛЮБИТЬ АМЕРИКУ

Я часто встречаюсь с людьми, которые живут здесь давно, так сказать с большим американским стажем. Слушая их, читая высказывания на страницах газеты, я вижу, что люди эти не просто прижились в Америке, но и, главное, умом эту страну поняли. И не по себе мне как-то становится. Я вот здесь уже (или ещё?) 6 лет, а всё гостем себя ощущаю. Неуютно мне здесь и всё, хоть и пытаюсь влюбить себя в эту страну с первого дня.

Сразу оговорюсь, никаких конкретных претензий у меня к Aмeрикe нет, страна как страна. Скажу больше, все мои приступы сравнительной лихорадки и критического анализа, а кто из нас не страдает этими болезнями, заканчиваются, как правило, полной и несомненной победой капитализма. Всё-то здесь лучше: и экономика развивается в нужном русле. И, простите за набившую оскомину тему, нравится мне, когда вода в кране есть, там-то она не всегда до девятого этажа доходила. И зарплату выплачивают регулярно. Справедливости ради скажу, работа там у меня была намного интереснее. Работа была, зарплаты не было. Вместо реальных денег мне регулярно, два раза в месяц, давали некий эквивалент-бумажку, в которой было написано, сколько и чего мне причитается. Государство, так сказать, держало меня в курсе, чтоб не забывала. Нравится мне также, здесь уж насмешливый тон и сарказм в сторону, когда дети вполне обеспечены … будущим. Мой сын сейчас, к слову сказать, сидит перед компьютором и выбирает, куда бы он хотел пойти учиться после окончания школы. Принстон – клик, Райс – клик. Интересно, чтобы он кликал в России? Моя дочь учится там, где она хочет, а не там, где у её родителей есть блат. Казалось бы, чего ещё не хватает? А вот не хватает. Неправильная я какая-то, не понимаю своего американского счастья.

От тоски даже начала книжку об иммиграции писать. Книжка – это, конечно, громко. Не книжка, а книженция. И не так, чтобы в глобальном смысле “Иммиграция для чайников”, а скромно, нечто вроде “Записок наивной дурочки, или утраченные иллюзии не по-бальзаковски, а по-моему”. Но как бы то ни было, книгу я писать бросила, поскольку объяснила себе, что читать её никто не будет. Ведь мы с вами книжек этих про “радости” чужбинной жизни написали мысленно не одну и не две. Так какой же мне смысл вам же про вас и рассказывать. Так что заметки эти ожидают своего часа в столе.

Нет, всё-таки не удержусь и поделюсь с вами парой случаев. На моей первой работе меня буквально учили ходить. Дословно было сказано следующее: “Мы здесь, в Америке, так не ходим” (с интонационным ударением на слове Америка). И мне показывали как надо поднимать ноги и с какой быстротой их переставлять. Не подумайте, что работать я начинала в балетной студии или школе манекенщиц. Это был вполне заурядный магазин. Поделилась я тогда своей обидой с приятельницей. А она меня остудила, дескать не думай, что ты одна такая. И рассказала, в свою очередь, про женщину, которую, в прямом смысле, били сослуживцы. Уверяю вас, приятельница моя – женщина рассудительная и мудрая, преувеличивать для усиления эффекта ничего бы не стала.

Примеры эти, как иллюстрация к тому, что мы все съедаем не один пуд соли, прежде чем получим иммигрантский диплом. Почти как по-Толстому. Удачливые иммигранты похожи друг на друга, невезучим же не везёт по-своему. Но рано или поздно большинство, так по крайней мере мне кажется, если не счастливо, то уж точно мирно начинают сосуществовать с собой в этом пространстве. У меня же тенденции этой не наблюдается даже в зачаточном состоянии. Так и болтаюсь где-то посередине: и не там, и не тут.

Пытаюсь привлечь на помощь свои скудные знания по психологии, чтобы понять, в чем же причины моей неадекватности другим соотечественникам. Может быть, причина в моей необщительности, что, конечно же, замедляет процесс привыкания. Да нет, вроде никакой патологии не наблюдается. Напротив, попытки затащить меня на ланч происходят постоянно как с нашей, так и с американской стороны. Может недостаточно уважения в рабочем коллективе. Тоже, вроде как, один из факторов, которые не способствуют. И с этим всё в порядке. А не мне вам рассказывать, что уважение это мы здесь с нуля зарабатываем. Там было проще. Назвал профессию, сказал, какой институт закончил и всё, почтение тебе обеспечено заранее и на всю оставшуюся жизнь. Здесь же твои университеты никого не интересуют. А добавьте к вышесказанному, сколько раз за иммигрантский срок мы эти самые коллективы меняем. Цифры у всех получатся разные, но в любом случае они будут сильно отличаться от единицы. Столько или приблизительно столько мы с вами имели записей в трудовой книжке.То есть, если и копать, то не в уважительной области.

Английский, слов нет, – мощнейший, если не главный раздражитель. Что сказать? Не приходит, как не прошу. Хотя со словарём не расстаюсь никогда, даже, извините, в местах общественного пользования, и американские передачи (по совету экспертов) смотрю регулярно, а некоторые даже с удовольствием. Конечно, если взять за основу довольно распространённый критерий «главное, чтобы они тебя понимали», мой случай не самый безнадёжный. Но если серьёзно, те звуки алфавита, которые я пытаюсь соединять в слова и фразы, английским назвать можно с большой натяжкой. Так и хочется скаламбурить, язык не поворачивается назвать это языком.

Пытаюсь найти другие причины моего негармоничного бытия в этой стране. Оправданий можно найти массу: тут и нелогичности семейной жизни, и несуразицы со здоровьем, да мало ли что еще. Может быть я мало читаю? Это точно, за последние четыре года читаю, в основном, учебники, да вот с некоторых пор еще и газету “Наш Техас”. К тому же я не ездила в Европу разгонять тоску, в Россию – лечиться от ностальгии. Список, чего я не сделала, а могла бы в порядке помощи себе самой, можно продолжать до бесконечности. А зачем? И наконец, всегда есть запасной вариант – возвратиться назад. Эта крамольная мысль, не скрою, посещает меня довольно часто. Но и здесь всё не просто, думаю, мосты уже все сожжены. Так что нет у меня другого пути, как приспосабливаться, обустраиваться здесь, в так милой сердцу многих Америке.

И делать это, в общем–то, можно и без любви (возвращаюсь к просьбе, вынесенной в заголовок, скорее риторической, чем реальной). Живут же люди и без неё родимой, например, в браке по расчету. А для меня приезд сюда и был этим самым браком, так что винить мне, кроме себя самой, некого. Да, можно и без любви, но с ней как-то теплее.