КУДА ИДЕМ ?

Не каждый способен на переоценку ценностей.

Представьте себе такую картинку.Большая группа пожилых американцев прибыла на ПМЖ в Россию. Они создают две (или три) ассоциации ветеранов, которые спорят, кто из них настоящие ветераны; требуют, чтобы все документы переводили на английский, потому что русского не знают, а учить поздно; заявляют, что эти ассоциации будут на российской земле вечно, для чего в них запишут тех, кто воевал вместе с русскими, против русских, а также родственников до седьмого колена.Они проводят митинги и собрания в честь 4 июля и Thanksgiving Day. Требуют государственных квартир с льготной оплатой, бесплатную медицинскую помощь и повышенную пенсию. Вы скажете: нереально! Но ведь это зеркальное отражение той ситуации, что сложилась в Америке. Так мы выглядим. Полезно иногда посмотреть на себя со стороны…

Мой разговор о тех, кто приехал сюда далеко не молодыми, о преодолении всего наносного, втравленного в наше сознание, что явилось незримой, но самой существенной частью советского багажа. Справедливости ради, скажем: изображенная картина – только часть реальной жизни наших пожилых соотечественников на американской земле. В условиях безбедного существования дни большинства наполнены активной деятельностью. Чтение, концерты, экскурсии, творческие кружки и многое другое. Такая активность позволяет сохранить энергию и ясность мысли. Она делает менее болезненным переход к новому стилю жизни и помогает постичь его особенности. Труднее со стереотипами в мышлении и предвзятостью в выборе идейных приоритетов.

Чего греха таить, мы привыкли делить все человечество на две части – «прогрессивное», которое думает точно так же, как мы, и «злостных клеветников», имеющих наглость думать иначе. Увы, преодоление такого подхода оказывается самым сложным, потому что нам его вбивали в головы 70 лет. Трудно согласиться, что есть другое мнение, не совпадающее с твоим. Еще труднее спокойно его выслушать. И почти невозможно предположить, что мнение оппонента может оказаться верным, а твое – нет. Вот и получается, что та сторона нашей сегодняшней жизни, которая заполнена творческим общением и отдыхом, протекает тихо и незаметно. А настоящие страсти разгораются вокруг дальнейшей судьбы ветеранских организаций и попыток переписать отдельные главы Отечественной войны, сняв попутно ретушь с портретов некоторых из ее основных действующих лиц. Здесь-то и сидит главная заноза.

Ветеранов можно понять. С одной стороны, противостояние смертельному врагу стало напряжением всех сил – и физических, и духовных. С другой – послевоенные годы были настолько пресными и однообразными, что война осталась самым ярким впечатлением в жизни ее участников. Те, кто воевал, хлебнули горя. Это был тяжелый труд с отчетливым пониманием того, что твоя жизнь может оборваться в любую секунду. Ветераны заслужили безусловное уважение. В то же время наше восприятие тех событий во многом определено идеологической обработкой, приукрашено книгами и фильмами. Сами того не замечая, мы ушли от горькой окопной правды к высоким фразам с восклицательными знаками. Так весомей. Поэтому исследования последних лет, по-иному освещающие события 1941-1945 гг., встречаются в штыки.

Всем нам дали убежище как людям, преследуемым по политическим, национальным, религиозным мотивам. Если бы мы не осознали лжи и двуличия, правивших в той стране, наверное, не уехали бы. Если уехали – значит, осознали. Почему же, не сомневаясь в обмане, которым изобиловала советская пропаганда во всех областях жизни, мы, как только дело доходит до Великой Отечественной войны, не подвергаем сомнению ни одного утверждения наших советско-партийных официальных источников военного и послевоенного периодов?

Tсть главное и есть детали. Главное – это результат, это – Победа, это разгром фашизма. Здесь мы все единодушны в оценках его значимости и вклада многих выдающихся людей в его достижение. Но есть еще детали – как шли к результату, на каких принципах строили путь к нему, на каких отношениях между людьми. И в этом смысле дать подчиненному в морду, или расстрелять без решения суда, или бросить десяток-другой тысяч солдат на смерть из-за необоснованных стратегических решений, а то и ради рапорта о победных успехах в честь красной даты календаря у нас считалось нормальным. Мы позволяем себе сегодня говорить об этих деталях как о несущественных моментах, имевших место на славном и героическом пути к достижению главного.

А между тем, благодаря иному взгляду на эти детали, все победители (кроме СССР-России) и все побежденные живут в странах с высоким жизненным уровнем и высокой степенью социальной защиты населения. А в СССР-России по-прежнему процветают нищета и беззаконие. Как видим, без возведения в главную ценность человеческой личности нельзя построить справедливое общество. Между прочим, потому мы и уехали.

Конечно, мучительно трудно преодолеть в себе то, во что верил всю жизнь. Образно говоря, мы еще не перешагнули через океан. Физически мы уже здесь, а духовно по-прежнему там. Но есть еще один очень существенный момент. В своем неприятии переоценки прошлого мы не замечаем, что происходит непроизвольный перенос значимости на себя. Говорят о просчетах, тенденциозности, тайных сговорах, тех или иных крупных личностях, иными словами, об отдельных аспектах гигантской, многоплановой, сложнейшей схватки, какой была война, но поскольку затрагиваются события, к которым ветераны имели непосредственное отношение, они принимают все на свой счет и обижаются, что искажают и принижают их роль в Победе.

В последние годы иммигранты стали выражать обеспокоенность дальнейшей судьбой ветеранских организаций. Да, ветераны уходят. Это естественный процесс, и ничего тут поделать нельзя. И забывание, кстати, тоже естественное свойство человеческой памяти. Но удивляет, что серьезные, образованные, прошедшие большой жизненный путь люди не полагаются на библиотеки, архивы, фильмы, песни, компьютерные диски и прочее, что является общепризнанным хранилищем сведений о минувших событиях и эмоциональной памяти о них. Вместо этого в печати прошла серия публикаций, в которых авторы предлагают сохранить свои организации со всеми их атрибутами на долгие времена, для чего включить в них жен, детей, внуков, ветеранов Вооруженных Сил СССР и России, МВД и других. При этом главные надежды старших возлагаются на младшее поколение. Таким образом, совершенно неожиданно желание ветеранов сохранить свою правду о войне перерастает в извечную проблему отцов и детей. Но во все времена эта проблема решалась однозначно – в пользу молодых, иначе не было бы прогресса человечества.

У старшего поколения всегда своя правда. Это связано с его опытом, с достижениями, которых удалось добиться. Но мудрость старших заключается в умении отделить зерна от плевел. Преемственность поколений не в том, чтобы сохранить незыблемым социальный опыт, а чтобы, опираясь на него, сделать очередной шаг вперед. Оглядываясь назад, нельзя стирать из памяти то, как это иногда было.

Давайте смотреть правде в глаза: кто хочет, чтобы в случае войны его сыновья и внуки попадали в штрафные роты, чтобы за их спинами стояли заградительные отряды, чтобы их бросали в неподготовленные операции как пушечное мясо? Чтобы в случае непреднамеренного попадания в плен их ждали на родине 10 лет лагерей?

Что поделаешь, эпическое полотно, написанное в прошлом, мягко говоря, страдает неточностями. Например, Японию победили не потому, что СССР вступил в войну на Дальнем Востоке, а потому что ее раньше разгромили американцы. Не будем забывать, что для наших детей эта сторона правды – не второстепенный факт, ведь им жить в Америке. Она дает единственную, но бесценную возможность – право выбора. Дети – всегда другие. А внуки тем более. В нашем случае отличия будут еще более разительными. Мы же хотим загнать молодых в лоно наших верований и оценок.

Нельзя жить прошлым. Нельзя жить настоящим во имя прошлого. Надо жить настоящим во имя будущего.

Безусловно, объединения ветеранов – дело нужное. Это встречи людей, связанных общими воспоминаниями, у которых были общие цели. Они отмечают праздники и памятные даты, им интересно вместе и тепло в кругу друзей. Аналогичные ассоциации есть у американцев. К примеру, «Ветераны зарубежных войн», «Ветераны-инвалиды». Их основная задача – помощь в обеспечении нормальной жизни их членов.

Одним словом, ветеранские организации нужны ветеранам. Но пытаться заставить детей и внуков жить теми же восторгами и идеалами, что и наши собственные, защищать идущую из прошлого оценку далеких от них событий – безнадежное дело. Особенно если учесть крайне необъективный характер советских оценок.

От редакции:

Кто-то согласится с автором, а кто-то нет. У каждого на этот счет своя точка зрения. Но тема, на наш взгляд, поднята актуальная. Причем она касается не только ветеранов войны. Может быть, действительно пришла пора взглянуть на проблему непредвзято, отбросив амбиции и обиды?