НЕ ЗНАЯ БРОДУ:

Анатолий Гержгорин

Время летит стремительно, все дальше отдаляя нас от трагических событий 11 сентября. Политики не любят вспоминать эту дату: она останется для них немым укором до конца дней. Когда-нибудь боль утихнет. Но время не только лечит, оно еще и проверяет на зрелость. Ошибки допускают все. Но одни умеют их исправлять, а другие словно и не замечают. Теперь, когда по оставшимся осколкам пытаются восстановить всю картину, величие превращается в благодушие, а гигантомания – в безответственность.
Сегодня первые полосы газет полны <сенсационными> сообщениями, что спецслужбы получали информацию о готовящихся терактах, но почти ничего не сделали, чтобы предотвратить их. Мне, честно говоря, не по душе это <шельмование>. Не на пользу оно делу. Что изменилось бы, если бы ЦРУ стало предавать гласности всю эту информацию? Мы бы первыми закричали: хватит паниковать и держать нас в напряжении. Именно так сейчас поступает ФБР. Что ни день – новая <сенсация>. То ждем атаки на атомные электростанции, но на жилые высотки, то на линии метро. Чтобы в случае чего снять с себя ответственность: мол, мы ведь вас предупреждали. Но нам-то от этого не легче.
У спецслужб свой фронт. И только время ставит им оценку. Советская разведка тоже получала достоверные сведения о подготовке Гитлера к войне. Сталин знал заранее точную дату вторжения, и тем не менее, ничего, по сути, не предпринял. Не поверил. Возможно, и Джорджу Бушу говорили о жутких по своим последствиям терактах. Однако убедить не смогли. Спецслужбы – лишь инструмент в руках государства. А решения принимает узкий круг людей. Сталин принял навязанные ему условия войны и довел ее до логического конца. Буш тоже объявил войну, но до сих не определил цели и задачи. И это только вносит нервозность.
Министр обороны Доналд Рамсфелд, выступая в Пентагоне перед журналистами, сказал, что Соединенные Штаты не могут распылять своих военнослужащих по всему миру. Стоило только американским советникам появиться на Филиппинах, как местные террористы побежали в соседние страны. Трудно поверить, что филиппинская армия не смогла разобраться с ними самостоятельно. Да и сама по себе беспрепятственная миграция террористов из страны в страну пользы не принесет. Пока у боевиков есть надежное логово, где они зализывают раны, борьба с террором останется пустым звуком.
Конечно, война – не самый сильный аргумент американской политики. К тому же Джорджа Буша пугает живой пример отца, который, успешно завершив операцию <Буря в пустыне>, проиграл выборы мало известному тогда Биллу Клинтону. Поэтому и подобрал охотно <дохлую кошку> в виде палестино-израильского конфликта. Туши, дескать, пламя и попадешь в историю. Именно это стало в какой-то степени причиной охлаждения отношений между Белым домом и Капитолием. Сенат, дабы напомнить администрации президента о приоритетах международной политики, утвердил антитеррористический билль, увеличив сумму расходов на борьбу с терроризмом до 31, 5 миллиарда долларов. Джордж Буш, напомню, просил 27, 1 млрд. Белый дом поспешил назвать эту цифру явно завышенной и даже пригрозил, что президент наложит вето.
Буш действительно может наложить на законопроект вето. Но на войну с террором, которую он сам же объявил, вето не наложишь. А вот ход ее изменить можно. Поэтому Вашингтон и пошел с легкостью по ложному следу. Более того, похоже, и не собирается с него сходить, хотя не может не понимать, что это уводит его в сторону от главной цели. Начнем с того. что никакого конфликта у Израиля с палестинскими арабами нет. Есть разветвленная террористическая организация Ясера Арафата, в полном составе доставленная из Туниса в Израиль под американо-европейские гарантии. Вряд ли кто-то сейчас сможет членораздельно объяснить, зачем понадобилось вытаскивать эту политическую мумию из африканского склепа. Возможно, это была просто блажь политиков, уверовавший, что наступает эта всеобщего благоденствия. Но кто теперь признается в ошибках?
Запад реанимировал Арафата не один раз. Ему нужно было выворачивать руки на Кемп-Дэвидских переговорах, когда он хлопнул дверью, получив, по сути. всю Иудею, Самарию и сектор Газы. Но у Билла Клинтона не хватило мужества, а Эхуд Барак вел себя так, будто представлял 51-й штат Америки. А после открытого палестинского мятежа раис и его тунисское окружение должны были быть немедленно депортированы. Но давление оказали на Израиль. 11 сентября тоже не стало поворотной точкой. И чем большую. моральную поддержку ощущал Арафат, тем интенсивнее становились террористические атаки.
Никто не задается вопросом: что выиграл Израиль от того, что пошел на подписание Норвежских соглашений? Теракты были и раньше, но они не идут ни в какое сравнение с нынешней кровавой вакханалией. Их готовят и осуществляют профессионалы из палестинских спецслужб, обученных специалистами ЦРУ, МИ-8 и прочих ведущих разведок. Миллиарды долларов, которые стекаются сюда со всего света, идут на не на развитие экономики, а на усиление террористической инфраструктуры. Сегодня в одном строю с арафатовскими убийцами боевики <Хизбаллы> и <Аль-Кайды>, <партизанские> отряды из Ирана, Ирака и Сирии, израильское арабское подполье, европейские авантюристы и американские антисемиты. Весь этот <интернационал> патологически ненавидит и Америку, и Европу, и обновленную Россию. Но устойчивый, как <ванька-встанька>, Израиль для них – цель номер один.
Директор ЦРУ Джордж Теннет, прибывший на Ближний Восток с деликатной миссией, стал свидетелем серии кровавых терактов. <Мы не сможем тебе помочь, если ты не остановишь это безумие>, – сказал он Арафату. Наивный Теннет. Как же он может остановить свой бизнес, если живет им? Это все равно, что <Боинг> стал бы торговать пирожками, а КБ <Сухой> перешло бы на выпуск мясорубок. Раис освоил только одну специальность – убивать. Кстати, на его руках немало и арабской крови. И когда Буш говорит, что замены ему нет, он тем самым дает, по сути, карт-бланш Арафату. Но тогда не имеет морального права предъявлять претензии и Осаме ибн-Ладену. Он ведь не сидел за штурвалом самолета 11 сентября. И вообще был далеко-далеко от Америки.
Если следовать такой логике, то Соединенные Штаты можно и вовсе объявить агрессором. Что делают наши солдаты в Афганистане? Что забыли они в Японии, Германии? Зачем остаются в Кувейте и Бахрейне? И не попытка ли это под флагом войны с терроризмом навязать миру еще одну <холодную войну>? Пусть не покажутся вам эти вопросы абсурдными. Без четкой правовой базы все легко перевернуть с ног на голову, что в принципе с успехом и делается. Особенно, если это касается Израиля. Гостивший в Кемп-Дэвиде Хосни Мубарак призывал Джорджа Буша побыстрее объявить о создании государства Фалястын, иначе, по его мнению, палестинцы не прекратят теракты. Он как-то быстро забыл, что до приезда Арафата и провозглашения автономии эти самые палестинцы зарабатывали в Израиле хорошие деньги (в Египет, Саудовскую Аравию и Кувейт, как и прочие арабские страны, их на заработки не пускали) и не помышляли о терактах.
Породил палестинскую проблему не Израиль, а Египет со своими арабскими союзниками-врагами. Сегодня Хосни Мубарак хочет выглядеть святее Папы Римского. Хотя внес и свою лепту в террор. Достаточно сказать, что оружие и боеприпасы идут в сектор Газа с Синайского полуострова, который, между прочим, до сих пор считается демилитаризованным. А на спине по пескам снаряды не пронесешь. Да и в пустынных контрабандистов как-то не верится. Значит, снабжают всем необходимым палестинских террористов египетские пограничники. По приказу из Каира. Ни разу не осудил египетский президент и шахидов. <Арафат не может ничего и никого контролировать, - объяснил Мубарак Бушу. - У него нет полиции, разведки. Что с него требовать?> Так и хочется прослезиться.
Но только напрасно Мубарак делает из Арафата казанскую сироту. Среди террористов более половины – полицейские или сотрудники спецслужб. Это то, что удается выяснить израильтянам. Думаю, удельный вес их гораздо выше. Но Буш на эти <мелочи> внимания обращать не будет. Он занят стратегическими вопросами. Поэтому пригласил в Вашингтон Ариэля Шарона. Он намерен ознакомить его со своим новым планом. Суть его, как заявил Шимон Перес, в том, что Израиль должен эвакуировать еврейские поселения из Иудеи, Самарии и сектора Газы, а палестинцы – <забыть о возвращении беженцев>.
<Идея> в общем-то не новая. Но очень уж попахивает расизмом. Нигде и никогда границы не были стерильными. Представьте, что Америка, захватив штат Нью-Мексика, изгнала бы всех мексиканцев в Мексику. Если арабы живут в Израиле, то почему евреи не могут жить в государстве Фалястын, создание которого Джордж Буш считает чуть ли не делом чести? В том же Хевроне евреи жили тысячелетиями. Их что теперь – выселить? И если уж говорить о <стерильности>, тогда и израильские арабы должны уехать в сопредельные арабские страны. Кроме того, Буш почему-то не учитывает, как на это посмотрят сами <договаривающиеся> стороны. Между тем, согласно данным Центра исследований Смита, лишь 16% израильтян готовы вернуться к границам 1967 года. И только 24% палестинцев согласны на мир без права возвращения беженцев.
Зачем понадобилось Джорджу Бушу вешать на шею этот камень, не знаю. На самоубийцу он не похож. Но нормальный человек, не зная броду, не полезет в воду. Или Буш все же знает то, чего мы не знаем?