СИГНАЛ ИЗ МИНСКА

Эндрю Штроляйн журнал TIME перевод с английского Софии Славиной

Беларуси нужна валюта, а не радио и телевидение. Кажется, что Минск просто не в состоянии определиться. То Белоруссия выталкивает российские средства массовой информации со своей территории, то в следующую минуту объявляет о своей бессмертной любви к старшему славянскому брату в надежде на объединение с Россией в одно политическое пространство. Белорусские власти, которых часто критикуют за нарушение прав человека и подавление свободы слова, сейчас снова оказались под огнем самых разнообразных критиков, включая лидера российского демократического движения «Яблоко» Григория Явлинского, за закрытие с начала нынешнего года трех российских радиовещательных станций. Минск заявил, что заменит закрытые станции – «Голос России», «Маяк» и «Юность» – национальными программами вещания.

Власти также приняли меры к тому, чтобы сократить на 30% зону действия российского телевизионного канала РТР и, кроме того, требуют, чтобы все радио- и телевещательные станции перерегистрировались до начала нынешнего лета, что, как опасаются многие, преследует цель сокращения количества передач из России. Опять-таки в качестве основания было выдвинуто желание продвигать национальное вещание, но многие подозревают, что у правительства в действительности имеются иные намерения.

Эти подозрения сохраняются в силу очень простой причины: российские СМИ в Минске не безразличны. В столице в особенности, где нет независимой белорусской телевещательной станции, российское телевидение, ретранслируемое местными узлами, позволяет услышать другой голос. На остальной части территории страны работают несколько независимых местных станций, но обстановка в целом немногим лучше, потому что белорусские СМИ являются в большой мере политизированными, и две группировки, на которые они делятся, государственные и оппозиционные СМИ (и у тех и других, кстати, отмечается недостаток качества и объективности) сильно враждуют между собой.

Относительно более свободные российские СМИ удовлетворяют серьезную потребность в альтернативной информации. В ходе одного недавнего опроса общественного мнения новостным агентством BelaPAN выяснилось: большинство белорусов заявляет, что они получают новости из российских передач.

Но, если некоторые просто приписывают недавние закрытия паранойе и автократическому стилю руководства белорусского президента Александра Лукашенко, многих наблюдателей эти шаги ставят в тупик, потому что сотрудничество между Россией и Белоруссией сегодня наиболее тесное за все последнее десятилетие. Лукашенко встречался с Путиным, и они согласовали меры более тесной интеграции, включая переход Белоруссии на российский рубль как свою национальную валюту и политический документ, аналогичный конституции, который укрепит нынешний слабый союз между двумя странами.

Сторонники правительства в Минске, однако, отрицают наличие каких-либо несоответствий в политике в отношении России; причины закрытия российского вещания, говорят они, более прозаичны. Наряду с желанием увеличить объем национального программирования, правительство, выступая за закрытие российских станций и перерегистрацию, озабочено финансовыми вопросами, а не политическими. Белорусское государственное радио и телевидение выдвигает аргумент, что ретрансляция российских станций ложится тяжкой ношей на и без того уже перегруженный государственный бюджет.

Джин Маккензи, белорусский директор неправительственной организации IREX, которая занимается развитием СМИ, считает, что недавние шаги, по всей вероятности, обусловлены комбинацией политических и экономических соображений. «Я была бы более склонна называть это политической мерой, если бы пересмотр лицензий происходил перед выборами, но это не так, – говорит она. – Местные выборы пройдут в марте, тогда как срок окончания перерегистрации установлен 1 июня».

То, как Минск станет проводить предстоящую перерегистрацию, покажет его отношение к свободе прессы. Вероятно, никто не будет так внимательно следить за этим, как Москва. Если Белоруссия намерена двигаться в направлении более тесной интеграции с Россией, тогда новые шаги по закрытию российских радио- и телевещательных станций покажутся Кремлю довольно-таки странным способом продвижения к этой цели.