ДВА ВЕЧЕРА НАСТОЯЩЕГО БАЛЕТА

Этим летом любителей балета Москвы ждал приятный сюрприз: народный артист России Александр Ветров, один из последних эмигрантов, покинувший Большой театр в период руководства Владимира Васильева, после долгого перерыва вернулся в Москву, чтобы показать в паре с балериной Ольгой Павловой два спектакля – «Кармен-сюиту» Альберто Алонсо и балет «Бонжур, Брель» в постановке хореографа Эдди Тюссо.

На спектакли собралась, в основном, околобалетная публика, которая помнила Ветрова по его блестящим партиям в Большом, где за 17 лет он перетанцевал практически весь репертуар. Особенно запомнились его Тибальд в «Ромео и Джульетте» и последняя роль на сцене Большого театра – Петруччио в балете Дж. Кранко «Укрощение строптивой». И вот Ветров перед взыскательной московской публикой после 7 лет разлуки.

«Учитывая, что уехал танцовщик в возрасте, когда многие заканчивают карьеру, было чему удивляться. 40-летний Ветров сохранил не только превосходнуую форму, но и священный трепет дебютанта, которому реакция публики далеко не безразлична», – писали московские критики. «В том, как старательно Ветров «переживал» и толковал каждое движение своего героя Хозе, было что-то старомодное. Так, как говаривал Михаил Лавровский, – «силой духа», а не одним только мышечным напряжением, в Большом сегодня, кажется, уже никто не танцует. В этом смысле Ветров не только последний эмигрант, но и последний из могикан».

Всем показалось, что незатейливый и изящный балет «Бонжур, Брель», озвученный пятью шансонами Жака Бреля, был написан специально для Александра Ветрова. Артист танцует так, как поет шансонье, как вообще звучит французский шансон, напоминая персонажей Пьера Ришара: влюбленных, грустных и смешных. «Бонжур, Брель» Ветров и Павлова станцевали с большим трепетом. «Ветров удивлял редким для русских танцовщиков вниманием к статике, паузам, простым шагам, легким пробежкам. Это было хорошо и лирично», – писала Майя Крылова. Сам автор, увидев Ветрова в своем спектакле, сказал, что балет, действительно, кажется написанным специально для Александра. В конце февраля Ольга Павлова, танцующая в Театре классического балета в Москве, приезжает в Арлингтон, где вот уже 3-й сезон танцует, ставит спектакли и преподает Александр Ветров, чтобы станцевать с ним балет «Бонжур, Брель».

В эти два вечера 28 февраля и 1 марта будут также показаны отрывки из балета «Шопениана», хореография Михаила Фокина, а во втором отделении – балет Пола Мехия «Лунная серенада», на музыку, исполнявшуюся оркестром Гленна Миллера, и ему же посвященный. Оригинальная хореография Пола Мехия возвращает нас в 1940-е годы и посвящена героям и ветеранам Второй мировой войны.

Небольшая, но без сомнения высокопрофессиональная и талантливая труппа балета Арлингтона постепенно становится балетным центром Техаса. Несмотря на свою молодость и ограниченный бюджет, труппа постоянно обновляет репертуар, приглашает солистов мирового класса, большое внимание уделяет балетной школе.

В конце 2002 года много сил было отдано постановке балета «Щелкунчик», где вместе с профессионалами выступали студенты балетной школы. Александру Ветрову, постановщику спектакля, приходилось адаптировать балет по ходу репетиций под возможности учениц, самому заниматься декорациями, заказывать в Москве костюмы (они и дешевле и гораздо лучшего качества). Зато, в отличие от профессиональных трупп Хьюстона и Далласа, балет получился танцевальным. С первым появлением на сцене все участники балета танцуют, как это и принято в балете, а не заполняют пространство статистами в дорогих костюмах на фоне пышных декораций. Второй же акт балета с изящными танцами кукол в оригинальной постановке Юрия Григоровича превзошел все ожидания – Александр Ветров, Миндаугас Баужис, Мария Кудякова, Вилия Путрюте-Баужене, Марина Гошко, Андрей Приходько, Дмитрий Марасанов, Александр Кривонос, Доминик Делафиелд, Робин Солтер и Кэти Пудер – исполняли по нескольку ролей каждый и справились с ними блестяще.

– У нас серьезная академическая школа, – говорит Александр Ветров, – девочки занимаются не для «фана», а много и тяжело работают, поэтому я верю в будущее балета Арлингтона. Верю, что мы сможем поставить полнометражные классические балеты, такие, как «Жизель», например».

А мы, зрители, надеемся, что балет Арлингтона сможет выступать со своими спектаклями не только в своем городе, но выезжать на гастроли. Пока же всем истинным ценителям балета Техаса, которые хотят насладиться настоящим искусством, придется ехать в Арлингтон.