“ЖИЗНЬ – ЭТО СЛИШКОМ БОЛЬШОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ…”

22 января в Далласе после непродолжительной болезни умер Стенли Маркус – человек, чья тонкая проницательность и новаторство в управлении магазином Neiman Marcus сделали его одним из известнейших мировых бизнесменов в розничной торговле. Имя Стенли Маркуса является синонимом магазина, основанного в 1907 году его отцом Гербертом Маркусом, тетей Кэрри Маркус Нейман и дядей Ал Нейманом. Ребенком Стенли играл в магазине, позже во время школьных каникул работал там курьером, кладовщиком и младшим клерком и, наконец, официально присоединился к компании в 1926 г., окончив школу бизнеса Гарвардского университета.

Для многих поколений американцев, особенно уроженцев Техаса, магазин являлся критерием стиля, изысканности, высокого класса. <Его Fortnight presentations были для нас, школьников, экскурсиями в культуру и открывали нам глаза на чудеса других стран и народов. Может быть, тем, кто не застал трудные времена в Далласе, непросто понять, какое влияние Стенли Маркус оказывал на город, и на нас как отдельных личностей>, – вспоминает журналистка Мариана Грин.

Именно благодаря господину Стенли (так его называли служащие) город Даллас был нанесен на <географическую карту моды>. В 1937 г. спустя всего лишь десятилетие с начала его карьеры, журнал писал, что <женщины Далласа приходили в Neiman Marcus не только за покупками нарядов, но и за общим просвещением в мире моды>. Стенли Маркус поднял Даллас из провинциального города до места, которое могло принять таких корифеев моды как Коко Шанель, Грейс Келли и Кристиан Диор – знаменитостей, которых Маркус заманивал в город различными рекламными кампаниями.

Г-н Маркус первым в стране стал устраивать еженедельные показы мод в розничных магазинах и первым ввел индивидуальную подарочную упаковку. Он также был основателем премии Неймана Маркуса за выдающееся обслуживание в области моды (Элизабет Арден и Кристиан Диор стали одними из ее номинантов).

При жизни Стенли Маркуса многие искали его совета. Он был дизайнером одежды для свадебной церемонии Грейс Келли и принца Раньера в 1956 г. в Монако. Мейми Эйзенхауэр купила у него платье для церемонии инаугурации в 1953 г. В 1965 г. он создал платья для леди Берд Джонсон и ее дочерей. А к свадьбе Люси Бейнс Джонсон в Белом Доме в 1966 г. (Маркус был одним из гостей) – платья невесты, ее матери и двенадцати подруг были из Neiman Marcus.

В одном из своих последних интервью г-н Маркус говорил о давней связи между Neiman Marcus и французским Домом Моды Hermes. Семья Гермес послала одного из своих сыновей в головной магазин в Далласе для обучения розничной торговле по известной образовательной программе. И когда Маркус после выхода на пенсию основал свой консультационный бизнес, который он вел до самой смерти, многие молодые американские предприниматели пользовались его советами и позднее успешно воплощали их в жизнь, открыв свои магазины. К примеру, Crate & Barrel, The Container Store, Horchow Collection и многие другие.

Его слава, как рекламного гения, поистине легендарна. Чтобы привлечь внимание к своим товарам, Стенли Маркус колесил по свету в поисках экстравагантных вещей, которые ежегодно представлялись в рождественском каталоге Neiman Marcus. В списке были настоящие китайские джонки по 11,500 долларов каждая, самолеты с ручной росписью, египетские саркофаги.Хотя г-н Маркус был эрудитом и обладал вышколенными манерами французского дипломата, он иногда любил представлять себя настоящим техасцем (когда ему это было нужно). Однажды он собственноручно доставил ковбойскую рубашку в подарок Пабло Пикассо, а когда Коко Шанель приехала в Даллас в 1957 г. для получения премии Неймана Маркуса, г-н Маркус скопировал ее платье, сделав его огромных размеров, и нарядил в него небольшое стадо коров, которые демонстрировали наряд на вечере с барбекью.

Несмотря на то, что его имя ассоциировалось внутри страны и за ее пределами с поставкой эксклюзивной одежды, для жителей Далласа он был гораздо больше, чем просто <управляющий магазином> (так Стенли Маркус озаглавил свои мемуары, выпущенные в 1974 г). Он был совестью города, пытаясь расширить его горизонты и открыть ему глаза на красоты мира, обратить его внимание на иные точки зрения и раскрыть его объятия для всех.

Немногие за пределами Далласа знают, какие подчас непопулярные позиции приходилось ему занимать. Будучи жертвой антисемитизма в студенческие годы в Амхерст колледже, Маркус в 1960-е годы предложил работу в магазине активистке черного движения, которая участвовала в организации первых бойкотов магазинов даунтауна (там неохотно продавали товары американцам африканского происхождения и не брали их на работу), при условии, что она будет баллотироваться на место в городском законодательном собрании. Сейчас бывшая сотрудница Neiman Marcus является конгрессменом США. В 50-е годы во времена Маккартизма было выдвинуто требование о том, чтобы <коммунистическое искусство> не выставлялось в Далласе. Имелись в виду работы Бена Шана, Вильяма Зорака, Леона Крола и Ясуно Куниоши. Такое требование было направлено тогдашнему президенту попечительского совета Ассоциации искусств Далласа Стенли Маркусу. На картинах были изображены такие виды досуга как бейсбол, рыбалка, катание на коньках и игра в снежки.

Г-н Маркус созвал руководителей города и поинтересовался, насколько сильна их вера в свободу слова, мыслей и досуга в Америке, чем подавил любую поддержку выдвинутых требований. Несмотря на это, после того как Маркус выиграл сражение за <красную живопись>, музей Далласа продолжал неохотно приобретать и выставлять произведения современного искусства. Тем не менее Маркус по-прежнему подталикивал город к росту, организуя специальные показы и выставки современного искусства в своем магазине.

Голос Стенли Маркуса имел большое влияние среди либералов Далласа. В январе 1964 г. после убийства президента Кеннеди, он разместил рекламу на целую газетную страницу и озаглавил её “What’s right with Dallas” (Что хорошо в Далласе?), таким образом он защищал город, но просил его граждан проявить <терпение к различным точкам зрения ... для будущего здоровья общества> и отвергнуть дух абсолютизма, которым оно страдало. Позднее он объяснял, что заглавие редакторской статьи “What’s wrong with Dallas?” (Что случилось с Далласом?> заставило бы его сограждан занять оборонительную позицию и сделало бы их менее восприимчивыми к его посланию.

Его интерес к местной политике никогда не угасал. На протяжении более 15 лет его статьи появлялись в газете “The Dallas Morning News”, посвященные большим и малым проблемам, влияющим на качество жизни в его родном городе. Маркус не мог молчать, когда видел, что неправильное требовало исправления, но действовал за кулисами, когда благоразумие казалось наилучшей стратегией.

В своем последнем интервью Стенли Маркус был самим собой: воодушевленным, хорошо выражающим свои мысли, восприимчивым, самоуверенным и щедрым в своем описании вкладов других в мир моды. Но как только разговор о бизнесе завершился, г-н Маркус не мог не вспомнить о предстоящих выборах мэра города, трудную предвыборную борьбу. Он был хорошо информирован по всем вопросам выборов и знал кандидатов.

Поиск знаний и нового были образом жизни Стенли Маркуса. Он говорил: “Сделайте свою жизнь увлекательной, и вы проживете дольше.” В день своего 80-летия Стенли Маркус осуществил давнюю мечту стать цирковым клоуном. В мешковатых штанах и огромных клоунских ботинках с присущим ему чувством собственного достоинства он появился в Мэдисон Сквэр Гарден на цирковом представлении. Стенли Маркус заявил журналисту: “Жизнь – это слишком большое удовольствие, чтобы сойти с круга”.