УЧИТЕ/НЕ УЧИТЕ ДЕТЕЙ ЯЗЫКУ

Советы изучающим английский язык, то есть всем нам

Иногда мне кажется, что заблуждений, связанных с языками, так много, что даже если я буду писать по статье в неделю, то всего лишь чуть-чуть проясню туман в отдельных выдающихся головах.

То позвонят: не возьмусь ли я обучать английскому детей русских эмигрантов. “А сколько же лет детям?” – полюбопытствовала я. “Два-три”.

То волонтер присоветует опекаемой семье – во благо детей! – разговаривать дома только по-английски.

То недавно прибывшая мама волнуется за девятилетнего сына, как он, “безъязыкий”, будет учиться в школе. Я сказала, что тревожиться ей нужно только за свой собственный английский, и пообещала, что ее Валик скоро заговорит – ну, максимум через полгодика. Действительность превзошла мои ожидания. Через месяц я встретила на улице Валика со своим собственным сыном. Приятели болтали по-английски. Я спрашиваю: “Что же ты, Валик, по-русски не умеешь?” “Я умею, но только плохо”, – серьезно ответил мальчик. Это он незадавленным животным инстинктом чуял правду (что будет еще хуже).

Кстати, о мире животных.

Утята плавают совсем ненаучно, не имея понятия ни о связанных с плаванием физиологических процессах, ни о механике собственных движений, ни о свойствах воды. Собаки тоже плавают, но хуже уток. Представьте себе, что собаку наняли инструктором по плаванию, и она, вооружившись методическими брошюрками, плакатами по технике безопасности и таблицами расчета скорости в зависимости от размера лап, излагает неразумным утятам, отогнав их подальше от воды, предмет, условно называемый “начальная плавология”.

Конечно, я отказалась быть такой собакой для малышей, – взяться за такое в лучшем случае бесполезное дело было бы бессовестно. Не уверена, что на другом конце трубки поняли, почему детей не нужно учить. Как это не нужно учить? Как же они узнают, как правильно говорить? Там явно держали в голове что-то вроде типичных уроков: на этом занятии мы проходим правильные глаголы и разговорную тему “Наша Родина – цветущий сад”, на следующем – неправильные глаголы и тему “Мой огород” и т. д., все систематически, все по программе.

Между тем дети самым бессистемным и беспрограммным образом просто погружаются в язык, как утята. Пару неловких движений – и поплыли без всякой грамматики, ведения словариков и упражнений на правильные махи лапами, – как будто родной язык узнают. И чем младше ребенок, тем ближе этот процесс к освоению своего родного и тем неуместнее понятие “преподавание”.

А государство в заботе о детях эмигрантов нанимает целую армию учителей ESL*. Эти педагоги забирают с уроков детей разных народов и сгоняют их всех в один класс для показывания картинок. Вред, с моей точки зрения, превышает пользу. Оставь тех же детей в обычном классе, – и они за это время научатся большему, в том числе в английском языке. Более того, уроки ESL только затормаживают развитие, хотя, несомненно, полезны, самим учителям в качестве стабильного заработка. Но я лучше предоставлю слово собственным детям, уже студентам:

“Только после того, как родители под свою ответственность забрали нас из класса ESL, я начала понимать английский”. Анна“А мне занятия ESL вообще не запомнились”. Дмитрий

Кстати, почему-то некоторые руководители школьного образования в упор не знают, что чем младше ребенок, тем легче ему дается чужой язык, и откладывают изучение иностранных языков на старшие классы, когда дети “не так малы”. Некоторые из них даже верят, что нельзя одновременно изучать два языка – то ли в головке не поместятся, то ли перепутаются. Сходная механистическая теория раздельного питания была, как я читала, опровергнута физиологами. (Да и мозг – не желудок.)

Вернемся к конкретной русско-английской проблеме нашей эмиграции. Так нужно ли дома говорить по-английски? Это смотря где. В России, в отсутствии настоящей языковой среды, семья, где пытались внедрить английский в быт, выигрывала по сравнению с той, где такой суррогатной среды не создавали. В Америке же глупо есть фальшивого зайца вместо разговоров с настоящими носителями языка. Еще глупее это делать в отношении детей, потому что они впитают в школе и от товарищей подлинный английский, а не вашу вынужденную имитацию. А если ребенок до школы воспитывается дома, то не страшно. Лучше узнает русский, а английский и в шесть лет войдет в него почти мгновенно, да он и так не чужой будет, – ведь малыш мультики смотрит по-английски, радио слышит, вывески видит.

Выходит, что за английский наших детей совершенно не надо волноваться? Ох, надо, да еще как надо! … за то же, за что культурные родители беспокоятся в отношении родного языка. Произношение и прочая естественность речи придут к детям сами собой, а вот богатство и правильность языка – нет, для этого надо много читать по-английски и общаться с образованными американцами. Ведь если бы вы жили в России, вы хотели бы, чтобы ребенок много читал по-русски, правда? И чтобы он говорил на родном языке грамотно, не так ли? (Да, за пределами бывшего СССР тоже кто-то говорит и пишет грамотно, а кто-то – нет.)

Незатрудненная трескотня отпрысков вводит умиленных взрослых в заблуждение, что их дети или внуки прекрасно знают английский. Да, в произношении и естественности зрелым гражданам с ними не тягаться. А что некоторые дети при этом обладают всего лишь утроенным словарем Эллочки-людоедки, взрослым невдомек. Очень часто какой-нибудь папа с кошмарным акцентом и дубовыми интонациями знает вдесятеро больше слов, чем сын, и, в отличие от него, способен понимать сложные тексты.

Не забудем, что чем лучше ребенок учится в школе, тем развитее его речь.

А надо ли в Америке говорить дома с детьми по-английски? Мнения наших сограждан разделились. Одни считают, что надо, иначе дети не понимают, другие, что не надо, чтобы не забыли русский. На самом деле эти хитрецы в основном вас понимают, даже если отвечают вам исключительно по-английски, – так им легче, а если вы перестанете говорить с ними по-русски, они будут понимать еще меньше.

Вообще-то вопрос, на каком языке говорить в семье, с моей точки зрения – интимный. Несколько лет назад один калифорнийский судья принял решение обязать маму мексиканского происхождения говорить дома со своей маленькой дочкой только по-английски. Мотивировал он это интересами ребенка, а именно тем, что иначе девочка обречена в Америке на работу не выше горничной. (Кстати, сама мама работала секретаршей и была двуязычна.) Решение меня изумило. Прежде всего, бесцеремонным вторжением в частную жизнь семьи, которая не нарушала никаких законов, во вторую очередь, лингвистической безграмотностью.

А в интересах девочки, между прочим, чтобы мама разговаривала с ней на языке чувств, на том же языке, на каком с ней в свое время разговаривала ее мама. Как бы хорошо мама не владела английским, он, скорее всего, для нее язык логики и работы. Скорее всего, мама не “избирала” испанский для общения с дочерью, все получалось естественным путем. Я и сама не понимаю, как можно в семье говорить не на родном языке. В редких случаях, когда из-за гостей мне приходится говорить с собственными детьми по-английски, испытываю ощущение, будто и я не я, и дети не мои. Родной язык – это настолько часть вашей личности, что, отказываясь от него, вы лишаете себя многого, в том числе способности полноценно общаться с вашими детьми.

Кроме того, если мать не будет говорить с ребенком на родном языке, то он безвозвратно утратится и для этого, и для будущих поколений, как и русский в нашем случае.

Ну и что, – скажете вы, – детям жить в Америке, зачем им этот русский? Это ваше дело, стремиться ли к тому, чтобы дети знали русский полноценно, что в условиях американской жизни очень трудно. Насколько я понимаю, наши эмигранты настолько не склонны заниматься “этим бесполезным делом”, что давать какие-либо рекомендации я не собираюсь, пока не услышу, что кому-то они нужны.

Зачем же учить детей русскому языку? Потому что он так велик и могуч? Русский не более велик и не более могуч, чем другие языки. Но по какой-то прихоти судьбы этот язык был дан нам от рождения, значит, мы можем передать его детям, а знание иностранного – в Америке – языка может им очень пригодиться. Кроме того, как было недавно выяснено, языки развивают лучше математики. И конечно же, я хочу, чтобы мои дети могли прочитать в оригинале все лучшее из того, что довелось прочитать мне. У меня есть тщеславное убеждение, косвенно подтверждаемое успехами многочисленных эмигрантских групп, что двуязычный человек умнее одноязычного. Так что давайте детей учить русскому, а себя – английскому.

О, если бы могли, как малые дети, не знать, что другой язык – чужой, что он труден, почти невозможен для освоения, в голове не выстраивался бы языковой барьер и мы поплыли бы по невраждебному языковому морю другой культуры без внутреннего страха.

Только не учите утят плавать.

E-mail: inoslon@mindspring.com

* английский как второй язык