ЯДЕРНЫЙ АЛЬЯНС?

Леонид Ганкин

Президент Ирана Мохаммад Хатами прибыл с первым со времени падения в соседнем Афганистане талибского режима визитом в Исламабад. Он провел переговоры с Первезом Мушаррафом. Запланирована также встреча с только что избранным премьер-министром Пакистана Миром Заваруллой Ханом Джамали. По словам официальных лиц, двусторонние переговоры должны сфокусироваться на региональных проблемах, в частности, на Ираке и индо-пакистанском противостоянии. Кроме того, в повестке дня нефтепровод стоимостью в 3,5 миллиарда долларов, который, по замыслу Тегерана, мог бы протянуться от иранских месторождений через Пакистан в Индию

Комментарий: Пока у власти в Афганистане были талибы, отношения между Ираном и Пакистаном оставались натянутыми. Сейчас ситуация кардинальным образом изменилась и начался период стремительного сближения двух государств. Правда, дружбу омрачает разный подход к политике Соединенных Штатов. Пакистан считает Америку союзником, а Иран – если не врагом, то уж во всяком случае, и не другом. Кроме того, Ирак заинтересован в экономическом сотрудничестве с набирающей мощь Индией, что Пакистану тоже явно не по душе. Но эти разногласия не смертельны. Обе мусульманские страны кровно заинтересованы в сотрудничестве. Пакистан остро нуждается в иранской нефти, а Иран – в пакистанских военных технологиях, в том числе американских. Это как раз одна из причин, заставившая нечасто вояжирующего за рубеж Мохаммеда Хатами приехать в Исламабад. Конечно, вслух об этом не говорят, но стратегические интересы учитываются при любых переговорах. Первез Мушарраф не станет ссориться с Америкой, однако кое-чем поделится. Больше всего Тегеран сейчас интересуют ядерные технологии. В 2004 г. вступит в строй атомный реактор, который ударными темпами строит сейчас Россия. Вряд ли Исламабад отважится напрямую поделиться своими ядерными секретами. Но есть ведь и обходные пути. Достаточно направить на «стажировку» своих специалистов. А они потом используют полученные знания для создания собственного «оружия возмездия». И против этого «приема» пока нет защиты.