ПХЕНЬЯН НАПРАШИВАЕТСЯ НА ГРУБОСТЬ

Северная Корея, в нарушение своих предыдущих договоренностей с США, сняла пломбы ООН с хранилища радиоактивных топливных элементов. Педседатель сенатского Комитета по международным отношениям Джозеф Байден был краток: “Если они снимают пломбы с хранилища, то, начав переработку топлива, они смогут за несколько месяцев создать четыре или пять ядерных боеголовок”. США уже заявили, что не намерены ни торговаться, ни идти на какие-либо сделки с Северной Кореей. Австралия также выступила с жестким заявлением.

Комментарий:

В 1994 г. в обмен на американские поставки топлива Пхеньян согласился заморозить и опечатать (с участием ООН) свои технологические комплексы, связанные с ядерными разработками. Однако недавно Северная Корея признала, что продолжает ядерные разработки. В ответ на это Вашингтон потребовал вернуться к соблюдению договоренностей, а когда это требование не возымело никакого эффекта, прекратил обещанные поставки топлива. Тогда северокорейское руководство приняло решение о снятии пломб с хранилища уранового топлива.

Продажа ядерного оружия террористам, резкое возрастание вероятности конвенционального вооруженного конфликта с соседями, прежде всего с Южной Кореей. Реальная вероятность перерастания его в конфликт с применением ядерного оружия. Стратегическая угроза безопасности США, Австралии и Великобритании, вытекающая из обладания Северной Кореей баллистических ракетных носителей ядерного оружия. Вот далеко не полный перечень последствий размораживания Пхеньяном своей ядерной программы.

Разворачивающийся на наших глазах северокорейский кризис наглядно показывает, что «география» неконвенционального, в том числе и ядерного терроризма, в сегодняшнем мире отнюдь не ограничивается мусульманскими странами. И формулируемый США вызов мировому террору, отнюдь не направлен, исключительно, против мусульманского экстремизма (как это усиленно стремятся изобразить противники войны с исламским террором), хотя именно он идет в авангарде мирового терроризма. Северную Корею, в силу сложившихся «линий фронта», можно считать вызревающим «тылом» для новой вероятной террористической атаки против западных стран. Тылом, со всеми свойственными ему функциями. Прежде всего, конечно, функцией технологического и материального обеспечения, без которого невозможна ни одна эффективная атака. Кто-то должен обеспечивать ударные силы мирового террора современными средствами поражения, при этом находясь в стороне от фронтальной атаки.

Ни одно арабское или мусульманское государство не обладает сравнимым с северокорейским военно-технологическим потенциалом. Впрочем, и их действия, например, попытки Пакистана передать кому-либо ядерные заряды, отслеживались и пресекались бы, в самую первую очередь. Северокорейская политическая автократия, непредсказуемость действий ее лидеров, в достаточной степени оторванных от контекста международной действительности, создают эффект «черного ящика», из которого ядерная террористическая угроза могла бы быть извлечена с наибольшей неожиданностью для всего мира. Могла бы, если бы США в отношении этой страны избрали бы путь, который они уже не раз пытались применить в отношении Израиля, и который может быть выражен формулой: «Дайте нам разобраться с Ираком, нам не нужен параллельно еще один конфликт».