ДВУНОГИЕ БОМБЫ

В отличие от распространенного мнения, что для проведения теракта-самоубийства достаточно всего лишь одного террориста, в “создании” каждой двуногой бомбы участвуют несколько человек. Они, как правило они составляют команду по производству живых бомб. Прежде всего, “рекрутер”, который находит и отбирает подходящего кандидата в райские кущи. В 90-х годах, когда самоубийцами занимались <Хамас> и <Исламский джихад>, главным местом набора будущих самоубийц была мечеть. Сегодня, когда самоубийц используют и идеологические террористы, такие как ФАТХ, вербовка может происходить где угодно – от школы или даже детского сада до больницы или ресторана.

Затем требуется “информатор”, который должен определить цель теракта и собрать информацию о ней. Опять-таки, вопреки общему мнению, террористы выбирают свои “цели” далеко не случайно. Информатор – это, как правило, палестинец с разрешением на работу в Израиле, реже израильский араб. Нередко информатор либо работает, либо работал в ресторане, отеле или зале торжеств.

“Инженер” занимается изготовлением бомб. Кроме этого, нужен ещё и финансист.

К цели самоубицу доставляет ещё один человек, который может добыть машину с израильскими номерами и знает дороги. Управляет операцией “полевой командир” террористов.

Конечно, это не железная структура. Часто один человек выполняет несколько задач, например и вербует и руководит, или, наоборот, несколько террористов работают над одним и тем же. Изготовлением бомб, как правило, занимаются двое-трое – главный “инженер” и один или два помощника.

Палестинцы используют два основных вида взрывчатки – диперекись ацетона “домашнего” изготовления, и обычный ТНТ (тринитротолуол) полученный как правило контрабандным способом, либо из старых мин и снарядов.

Диперекись ацетона – самая простая и доступная для изготовления взрывчатка, её компоненты легко достать в любом хозяйственном магазине не вызывая особенных подозрений – перекись водорода, которая используется для обесцвечивания волос, ацетон, раствор серной кислоты – электролит.

Вместе с тем изготовление такой взрывчатки – небезопасное занятие, для лучшей детонации её необходимо прессовать, что, в свою очередь, может вызвать взрыв. Кроме того, пластификация перекиси ацетона – проще говоря, варение взрывчатки для придания ей необходимой формы при охлаждении – тоже процесс весьма опасный.

Поэтому у палестинских “инженеров” практически всегда встречаются ожоги, либо отсутствуют части тела.

Но при всех недостатках связанных с небезопастным изготовлением, с точки зрения террориста, перекись ацетона имеет одно несомненное преимущество перед другими видами взрывчатки – ее не обнаруживают собаки.

Иногда террористы используют диперекись ацетона как инициирующее взрывчатое вещество, а в качестве основного – более простой и безопасный в изготовлении аммонал. Аммонал “домашнего” приготовлению это по сути аммиачная селитра смешанная с углем и алюминиевым порошком.

В качестве детонатора палестинцы используют простые лампочки – достаточно разбить стекло и обмазать проволоку каким-нибудь легковоспламеняющимся веществом. При включении лампочки проволока мгновенно нагревается, и бомба детонирует.

Взрывчатка промышленного изготовления, попадает к палестинцам несколькими путями – большая часть контрабандой, морем из Ливана в Газу, через подземные туннели из Египта в Рафиах, и провозом из Иордании. Кроме того, взрывчатку можно добывать из старых мин, снарядов и бомб, рассыпанных на полях сражений и в районе границы с Египтом. И, наконец, есть просто краденая взрывчатка с израильских складов, хотя в отличие от краденого оружия, взрывчатка гораздо менее доступна.

Часто при использовании ТНТ террористы не одевают пояса, а берут сумку, “дипломат” или чемодан.

Изредка, в руки к террористам попадают и более мощные взрывчатые вещества, как, например, С4. Из близкого к пластилину С4 легко изготовить бомбу любой формы, и спрятать её под одеждой.

Пластит достать гораздо сложнее, чем другие виды взрывчатки, поэтому у террористов редко появляется возможность его использовать. На захваченном корабле “Карин-А” было более двух тонн взрывчатки, ТНТ и С4.

Примитивная бомба как правило состоит из нескольких цилиндров – часто обрезков водопроводных труб наполненных взрывчаткой и осколками, и соединенных проводами с переключателем, “красной кнопкой”, которая обычно находится в кармане самоубийцы, или за пазухой. Цилиндры висят на поясе, или зашиты во внутренней подкладке жилета, надетого под одеждой. Конструкция на самом деле очень простая, и достаточно эффективная.

Более усовершенствованный вариант изготавливается из пластифицированной взрывчатки, и состоит из “плиток” взрывчатки вшитых в жилет или подкладку куртки. В плитки впрессованы поражающие элементы – стальные шарики, шурупы, гайки и куски проволоки.

Главной убойной силой любой бомбы является не сам взрыв, а осколки, разлетающиеся с огромной скоростью во всех направлениях. В тяжелых авиационных бомбах роль осколков играет сама стальная оболочка, которая при взрыве просто разлетается на части.

В противопехотных танковых снарядах применяются “префрагментированные” поражающие элементы – проще говоря, такой снаряд наполнен несколькими тысячами игл, часто пластиковых (их не видно на рентгене). Террористы широко используют этот принцип. Более 90% жертв поражаются именно осколками. Основным и наиболее опасным поражающим элементом являются стальные шарикоподшипники, диаметром от 3-4 до 6-7 мм. Во всех наиболее тяжелых терактах бомбы самоубийц были наполнены именно стальными шариками. При взрыве шарики разлетаются с такой скоростью, что почти не отличаются от пуль. Таким образом, при взрыве самоубийца как бы выстреливает во все стороны несколькими сотнями (в зависимости от размера бомбы) пуль одновременно.

Кроме стальных шариков, применяются также гвозди, шурупы, винты, гайки, шайбы.

Гайки легко склеиваются вместе в пластины, которые можно впрессовать – или даже прикрепить изолентой к пластинам взрывчатки, для лучшего сокрытия. С той же целью гайки часто нанизываются на нитки и проволоку.