ПОБЕДА ПАРТИИ БУШЕЙ

Очередные «промежуточные» выборы в США закончились. Всеамериканский конкурс конгрессменов, сенаторов и губернаторов завершен, и победители его известны. Результаты этого конкурса еще раз подтвердили, насколько крепки позиции нашего нынешнего президента, его команды и, если хотите, его дружной, по-своему уникальной семьи.

Политические ставки на нынешних выборах были необычайно высоки. Должна была определиться судьба всех членов нижней палаты Конгресса, а это – 435 кресел. Кроме того, 34 кресла из 100, занимаемых сенаторами, заседающими в верхней палате, также оказались предметом политической конкуренции. Иными словами, результаты выборов должны были определить, какая партия, демократическая или республиканская, будут контролировать американский Конгресс в ближайшие два года. Учитывая что, с одной стороны, в новейшей американской истории президентской партии практически никогда не удавалось побеждать на промежуточных выборах, а с другой, что приход той или иной партии к преобладанию в Конгрессе должен был неизбежно и принципиально отразиться на стратегии и тактике дальнейшей внешней политики США – ставки, разыгрываемые на выборах, оказались намного выше, чем это обычно случается.

В дополнение к борьбе за места в Конгрессе, должна была также решиться судьба 36 губернаторских постов из 50. Борьба и за эти места в этот раз непомерно обострилась, ибо, кроме предстоящей уже в следующем году президентской гонки, каждый штат США должен нести тяжелейшее бремя ответственности в условиях общенациональной подготовки к военным действиям в Ираке и продолжения затяжной борьбы с терроризмом, и поэтому ошибка при выборе лидера любого штата могла дорого стоить.

Практически не покидающий своего самолета в последние дни перед выборами Дж. Буш и его республиканская команда, так же, как и боевое ядро демократической партии во главе с по-прежнему не утратившим своего политического обаяния Б. Клинтоном, сбивались с ног, делая возможное и невозможное. Но последнее слово было все же за избирателями. Как же распорядились американские избиратели своим драгоценным конституционным правом карать и миловать, зажигать новые политические звезды и прерывать, казалось бы, неуязвимые политические карьеры?

«Слоны», как себя уже много лет называют республиканцы, празднуют убедительную победу. Республиканской партии США, пожалуй, впервые удалось победить на промежуточных выборах свою партию-соперницу. В обозримом прошлом такое оказалось по плечу лишь двум президентам-демократам: Франклину Делано Рузвельту, одному из величайших президентов США, в 1934 г. и Биллу Клинтону в 1998.

В результате выборов республиканская партия остается у руля не только в нижней палате Конгресса и Сенате, но и во многих штатах страны. А это значит, что главный «слон», президент Джордж Буш, получает карт-бланш на практически беспрепятственное и быстрое проведение необходимых политических решений.

Стоит особо подчеркнуть победу брата президента, Джеба Буша, отстоявшего свое право оставаться губернатором штата Флорида. Изменился баланс сил в пределах группы таких классических штатов-индикаторов общественного мнения, как Колорадо, Арканзас и Нью-Хемпшир, которые всегда были традиционно «демократическими».

У нас в Техасе в партийной принадлежности избранников народа изменений не произошло. Губернатором, как и ожидалось, стал республиканец Рик Перри, исполняющий губернаторские обязанности с момента избрания Дж. Буша президентом США в 2000 г. и поныне. За него проголосовало 58% избирателей или 2617106 человек.

Сенатором от Техаса стал Джон Корнин, также республиканец. Он с 1998 г. занимает должность генерального прокурора штата. За него проголосовало 55% избирателей или 2648091 человек.

В нижнюю палату Конгресса Техас делегировал 32 представителя, из которых 15 делегатов являются республиканцами, а остальные – демократами.

Численное соотношение сил двух соперничающих партий в Конгрессе США после выборов следующее: в Сенате республиканцы приобрели два дополнительных голоса, которые демократы, соответственно, потеряли, и таким образом «слоны» приобрели преимущество голосов в Сенате, а с ним – и ведущее положение правящей партии. В нижней палате баланс сил не изменился, что тоже на руку республиканцам, ибо они имеют там заметное преимущество еще с прошлых выборов.

Таким образом, как минимум на ближайшие два года главенствующее положение в обеих палатах Конгресса США будет принадлежать республиканцам. Это позволит администрации Буша резко повысить свое влияние во всех сферах жизни американцев, включая такие острые проблемы, как аборты, владение личным оружием, смертная казнь и распределение полномочий между властями штатов и федеральным правительством в Вашингтоне. К тому же Буш должен почувствовать себя значительно более свободно в проведении своей внешней политики.

Несмотря на очевидные преимущества, которые будут обеспечены нашему президенту и его администрации в столь важный для страны период, стоит сказать и о недостатках политической однородности законодательной и исполнительной ветвей власти.

Исторический опыт подсказывает, что «разнопартийность» исполнительной и законодательной ветвей власти всегда благотворно влияет на общий, как внутренний, так и внешний политический климат в государстве. То есть, именно постоянное противостояние политических оппонентов обеспечивает здоровое течение политической и экономической жизни, а также полную взвешенность принимаемых решений.

В то же время с учетом тех необычных обстоятельств и ограничительных рамок, в которые поставлены наше общество и наши правящие круги в настоящий период, «единопартийность» ветвей власти может оказаться очень благотворным фактором, ибо в периоды великих потрясений и свершений (нет сомнения, что мы переживаем именно такой отрезок истории государства) обычно нежелательная партийная однородность властных структур может обеспечить повышенную эффективность в принятии решений и ощутимое сокращение сроков их реализации. И, наверное, нет необходимости доказывать, что в период ведения затяжных военных действий (что вполне может стать реальностью для нашей страны в ближайшее время) такая «единопартийность» – вещь совершенно необходимая.

В листах голосования присутствовали не только кандидаты в Конгресс и различные местные представительские органы. Одним из главных итогов голосования стали также результаты референдумов, проведенных в отдельных штатах. Они позволят властям на местах эффективнее подходить к решению проблем, связанных с повседневной жизнью граждан Америки. Среди таких животрепещущих проблем – вопросы запрета абортов, курения в общественных местах и на улицах, разрешения применения марихуаны в качестве медицинского болеутоляющего средства, необходимости увеличения площадей муниципальных парковых зон, реорганизации системы школьного образования с созданием при школах групп продленного дня, а также другие не менее важные вопросы. Многие избиратели считают именно такие референдумы самыми важными компонентами народного волеизъявления, а вовсе не выборы в Конгресс.

В заключение стоит перечислить, чего, по мнению газеты The Wall Street Journal, могут ожидать избиратели в результате полной победы республиканцев, чего можно было бы ожидать, если бы к победе пришли демократы, и что бы произошло, если бы влияние республиканцев и демократов в Сенате и нижней палате разделились. На основании этого пусть каждый для себя прикинет, насколько его лично удовлетворяет результат только что закончившихся выборов.

Итак, в результате получения большинства и в Сенате, и в Палате представителей республиканцами следует ожидать следующих последствий:

• заметный рост оборонных расходов;

• продолжение снижения налогов;

• выдача дополнительных привилегий фармацевтическим компаниям, сотрудничающим с системой медицинского страхования Medicare.

Если бы большинство в обеих палатах Конгресса перешло к демократам, то с высокой вероятностью можно было бы ожидать следующего:

• повышение минимальной зарплаты и представление налоговых льгот гражданам с низкими и средними доходами;

• ужесточение государственного регулирования во избежание новых корпоративных скандалов;

• рост расходов на образование, профессиональное обучение и внутреннюю безопасность;

Если же влияние партий в палатах Конгресса разделилось бы, то вероятнее всего имело бы место следующее:

• рост государственных расходов, ибо каждая партия стала бы тянуть одеяло на себя;

• торможение процесса снижения налогов.