МЕХ ИГРАЕТ ЖЕНЩИНУ

Мех – это самая верхняя одежда. Первобытное одеяние, чье предназначение – сохранить тело в тепле. Мех всегда старались приблизить к телу. Не только для тепла, в первую очередь – для красоты.

Первую попытку включить мех в повседневный костюм в современном понимании этого слова предприняла Габриэль Шанель в 1913 году. Придуманные ею спортивные костюмы из джерси сами по себе были революционной одеждой. И вот с этим джерси Шанель неожиданно предложила носить меховые горжетки, шляпки и даже старомодные муфты. Но великая мадемуазель знала, что именно мех сделает спортивный костюм женственным. Оттенит ее изобретение, ее джерси.

Позднее, даже в самые “зеленые” годы, мех включали в осенне-зимние коллекции. Меха стеснялись, но он присутствовал всегда – выпушкой, горжеткой, меховым карманчиком или манжетой. Иногда дизайнеры, рискуя репутацией, выводили на подиумы моделей в настоящих, полноценных мехах. Последней выходила девушка в самой летящей, в самой свободной шубе. Она словно накрывала все шоу пушистым рукавом шубы. С мехом опускался занавес.

Мех – это больше чем тепло и важнее чем верхняя одежда. Мех – это красивая рама. Он обрамляет красоту так же, как оправа – драгоценный камень. Иногда оправа должна быть роскошной, торжественной, многодельной. Тогда выбирают тяжелый, блестящий мех горностая или соболя. В другой раз оправа должна лишь подчеркнуть красоту, поддержать ее.

Мех определяет – какой быть женщине. Мех играет женщину. Именно мех, а не, например, драгоценности способен представить женский образ наиболее полно. Если она femme fatale,– то это обозначит гигантский накидной воротник из чернобурки, какой носила в 30-е годы Грета Гарбо. Если женщина – угловатая “гарсон”, то в этой роли ей “подыграет” узенькое пальто из какого-нибудь экзотического меха. Например, из модного в 20-е годы меха обезьяны или популярного сегодня койота.

Вот женщина, которая раскованна, ненасытна, сексуальна. Такой была голливудская дива 40-х Рита Хейворт, чей портрет носил в нагрудном кармане каждый американский солдат. Ее мех – это широкое короткое манто из соболя. Манто было без застежки с накладными плечами – чтобы можно было свободно распустить по гладкому меху пышные медно-рыжие волосы.

Восточные или африканские меха “под леопарда”, “под тигра”, “под пантеру”, столь модные в эпоху экономического подъема 50-х, создавали образ женщины-игрушки, красивой домашней кошки, живущей в богатой семье. Тогда с мехом играли постоянно. Были придуманы особенные платья с мехом для посещения библиотеки, кино, парка или кофейни. Французскую буржуазку мех сопровождал хоть и в маленьких дозах, но зато всегда.

Роскошные женщины в фильмах Федерико Феллини использовали мех как средство соблазнения, как приманку. В узких юбках, на высоких каблуках, они решительно входили в помещение, а шуба небрежно волочилась за их красотой. Здесь мех был драматической сценой. К тому же вносил в женский образ необходимый оттенок вульгарности.

Миролюбивые хиппи 60-х. Даже они оставили миру моды расшитые этническими узорами дубленки, щедро отороченные монгольской ламой. Девушка в такой дубленке подавала себя как охотницу, Диану, презревшую буржуазную пушистость Венеры и выбравшую суровую изнанку шкуры.

Известный сериал “Династия” стал новым витком меховой моды. Это был бизнес-класс 80-х. Любили чернобурку и песца. Большие, душные, выставочные меха. И вот противовес – в 90-е с мехами начали бороться. В тот момент большая одежда из натурального меха была практически утрачена. Считалось хорошим тоном носить искусственные меха. Отлично сделанные, окрашенные, тонированные, они, конечно, напоминали настоящие, но все-таки не обладали столь живым блеском.

Но настоящий мех все-таки присутствовал. Дизайнеры его расслоили, разобрали на атомы. Получилась деконструкция – из меха делали ткани, шили и вязали. Тоненький свитер, связанный из щипаной норки, предложил другой образ женщины. Появилась новая буржуазка. Это была дорогая женщина, отказавшаяся от шубы, но все-таки приблизившая мех к телу. Под брюками, сшитыми из мехового джерси, она носила меховое белье. Все говорили: нет больше классической шубы. И не будет. Разобрали на цитаты.

Все забыли только, что мех – очень эгоистичный и живой материал. Он все равно вернется. И вернется в том виде, в каком захочет сам.