ОРКЕСТР И ЕГО ДИРИЖЕР ЛИБИ ЛЕБЕЛ

Либи Лебел переехала в Хьюстон со своим мужем Вадимом Бaргом всего 2,5 года назад из Нью-Йорка. В 26 лет она создала оркестр “Doctor’s Orchestra of Houston”, о котором уже много пишут и говорят у нас в городе. Как же появилась идея создания такого оркестра и почему именно докторского?

Семья Либи эмигрировала из Ташкента в Израиль, когда ей было всего 2 месяца. Девочка росла в музыкальной семье, мама – пианистка и учитель музыки (в Хайфе у нее была своя музыкальная школа). Мама рассказывала, что Либи научилась брать первые аккорды на пианино до того, как начала ходить или говорить. Когда родители матери переехали в Нью-Йорк, было решено, что вся семья должна жить в одной стране, так в 15 лет Либи переехала в Бруклин. С раннего детства занимаясь музыкой, она поступила в самую престижную музыкальную школу страны Julliard School of Music. Либи считает, что она говорит по-русски благодаря тому, что у неё всегда были русские учителями музыки. Её педагогом в университете была выдающаяся пианистка Белла Давидович, о которой Либи вспоминает с большой теплотой и любовью. Тяжелый труд, многочасовые занятия принесли свои плоды. Либи стала лауреатом нескольких конкурсов, выступала в Америке и в Израиле, но надо было жить в Нью-Йорке, оплачивать счета. “Если у твоих родителей нет хороших связей, или же ты не абсолютный гений, чье исполнение заставляет таять сердца слушателей, тебе очень трудно пробиться в мире концертирующих пианистов’’. Жизнь в Нью-Йорке, плата за квартиру в Манхетене вынудила искать другие пути. Либи стала продавать страховые полисы и параллельно давать уроки музыки. ”Я поняла, что мне нравится работать с людьми. Ведь жизнь музыканта – это ежедневные десятичасовые репетиции наедине с инструментом. Это очень уединенный и изолированный от всего остального мира образ жизни. Недостаток всех музыкальных школ в том, что они не учат строить отношения с другими людьми. Я была очень тихим и застенчивым человеком, пока не занялась страхованием. Мне понравилось иметь дело с людьми, но в то же время мне хотелось заниматься музыкой”, – рассказывает Либи. На одном из концертов Либи увидела дирижера-женщину. Так возникла сама идея. Когда в Филадельфию на гастроли приехал бостонский докторский оркестр, Либи поняла, что именно такой оркестр, собирающий деньги на медицинские нужды, она и хочет создать.

Со своим мужем Вадимом Баргом Либи познакомилась на свадьбе в Нью-Йорке. “Знаете, как бывает, мы были на свадьбе, нас познакомили две бабушки, и мы оба были этому несказанно рады”, – с улыбкой вспоминает Либи. Вадим учился в Албани в резидентуре, они никуда не собирались уезжать, но так получилось, что по семейным обстоятельствам Вадиму надо было переехать в Хьюстон к своим родителям, а Либи оставить всех своих родных, богемный Нью-Йорк и ехать вместе с мужем в далекий и неведомый Техас. Но она уже знала, чем бы хотела заниматься в Хьюстоне. Вадим привел Либи к заведуюшему кафедрой анестезии доктору Джефри Кацу и к декану медицинского факультета UT доктору Максу Буя. Оба этих человека оказались большими любителями музыки, и Либи сумела заразить их своим энтузиазмом. Ей выделили помещение для репетиции и стулья, отправили электронные письма с объявлением о том, что создается оркестр, и что среди студентов и медицинских работников объявляется прослушивание. Либи ожидала, что придет 5-6 желающих. Каково же было её удивление, когда пришло 70 человек, и на прослушивание выстроилась очередь. Среди пришедших были люди самой разной подготовки, были и такие, кто не играл по 15 лет, но они умоляли принять их в оркестр. Либи была строга в своих критериях, она хотела создать настоящий оркестр, главное было разглядеть потенциал в отбираемых музыкантах.

Итак начались репетиции. Первый год был ужасно трудным – приходилсь заниматься всем сразу: и музыкальной частью, и администраторской, и хозяйственной. Хорошо, что материально муж полностью её поддерживал, ведь ни о какой зарплате не могло быть и речи. Для первого концерта Либи выбрала самую дешевую музыку, то есть купила ноты, которые были ей по карману. На второй концерт один из докторов щедро выделил 5000 долларов: “Доктора не должны выступать в церкви”, – сказал он, выписывая чек. Второй концерт проходил в хорошем концертном зале, Либи подключила к оркестру хор из 55 исполнительниц – все прошло прекрасно. За два года научились многому. Сейчас в оркестре более 80 человек самого разного возраста. Много студентов медицинских школы Бейлор и UT, врачи, резиденты, работники медицинского центра. Люди приходят на репетицию прямо в рабочей одежде из госпиталей, лабораторий, кое-кто из операционной, но приходят с удовольствием, репетиции не пропускают. Иногда прямо на репетиции сигналит бипер, кому-то приходится убегать на вызов, но такое случается редко. Иногда студенты вынуждены пропускать репетицию из-за экзаменов, о чем всегда предупреждают. Трудно представить, откуда у студентов медицинской школы, да еще такой как Бейлор, вообще находится свободное время. Средний возраст музыкантов примерно 30 лет, но есть люди самого разного возраста. “У нас есть прекрасный тромбонист, наверное лучший тромбонист, которого мне доводилось слышать, доктор Грэйди Холман, он работает хирургом-кардиологом вместе с известным доктором Кули”, – рассказывает Либи: “К сожалению, от нас ушел русский скрипач (переехал в другой город), и больше русскоговорящих музыкантов у нас нет. Нам очень нужен контрабасист и другие исполнители струнных инструментов, которых всегда трудно найти. У нас есть около 50, но этого не достаточно. В оркестре полный комплект духовиков, а вот ударников не хватает. Нужны ударники, да еще и со своими инструментами. Я понимаю, что вряд ли кто-то держит в доме два огромных барабана, но вдруг…”

Либи приходится быть не только руководителем оркестра, но и педагогом, ведь музыканты все-таки любители, а не профессионалы. Каждому дается домашнее задание, и, как правило, все приходят на следующую репетицию подготовленными. Она поддерживает творческую атмосферу на каждой репетиции, ведь люди пришли после тяжелого рабочего дня, пришли, чтобы получить радость от общения с музыкой. “Я ужасно их всех люблю”, – продолжает Либи: “И они об этом знают. Я так им всем благодарна, просто за то, что они поверили в наш оркестр”.

“Мы хотим, чтобы наш оркестр отличался от других. У нас очень много планов. Ближайший – это концерт 16 ноября. Будет исполняться уникальная музыка. Китайская музыка – это целый пласт прекрасных симфонических произведений, которые мало известны нашим слушателям”, – рассказывает Либи: “Я отыскала замечательного музыканта, играющего на народном инструменте пипа, похожем на мандолину. Это будет необычайно интересно”. Даже в короткой беседе Либи заражает вас энтузиазмом и верой в то, что концерт пройдет с большим успехом.

Многие говорят, что жизнь в Америке делает всех нас сухими материалистами и прагматиками. Если принять такое утверждение за правило, то как радостно встречаться с исключениями.