ВЫБОР ЗА ВАМИ

но при любом исходе в выигрыше окажется президент

Америка в ожидании выборов. 5 ноября избиратели назовут имена своих конгрессменов, сенаторов и губернаторов. Демократы надеются удержать под контролем Сенат и вернуть большинство в Палате представителей. В ходе промежуточных волеизъявлений президентская партия, как правило, теряет очки – так случалось на 32 из 34 последних выборов. Но есть и другая тенденция: еще ни разу в послевоенный период ни демократам, ни республиканцам не удавалось удерживать господство в Конгрессе в течение четырех выборов подряд. Начиная с 1996 г., демократы свой “лимит лидерства” исчерпали, одержав три победы. Так что если верить этой “народной примете”, то верх должны взять республиканцы.

Такой исход устроил бы не только президента Буша, но и Кремль. Ведь, как свидетельствует опыт, президентам двух стран зачастую проще договориться между собой, нежели ратифицировать свои договоренности в парламенте. Примеров такого рода масса. И Билл Клинтон, и Джордж Буш обещали Кремлю аннулировать изжившую себя поправку Джексона-Вэника. Но стоило влиятельному демократу Джозефу Байдену, возглавлявшему международный комитет сената, заявить, что он «против», Белый дом даже не стал выносить это предложение на обсуждение: Сенат имеет исключительное право на ратификацию международных договоров и отмену поправок, относящихся к внешней политике. В настоящее время в американском парламенте “завис” вопрос о выделении России финансовой помощи на ликвидацию химического оружия. Если демократы сохранят свой контроль над Сенатом, такая же судьба может ждать и договор о сокращении ракетно-ядерных арсеналов. Словом, “неродной” в политическом смысле парламент только осложняет жизнь Джорджу Бушу.

Для многих аналитиков голосование 5 ноября – в чистом виде дежа-вю: в 1990 году во времена президентства Буша-старшего также на повестке дня были война с Ираком и ухудшающаяся экономическая ситуация в стране. Впрочем, сегодня избиратель стоит перед более парадоксальным выбором. С одной стороны, перед необходимостью продемонстрировать национальное единство в войне против терроризма (и это играет на республиканцев), с другой – перед опасениями за личное благополучие, пошатнувшееся в последнее время (о чем не устают напоминать демократы). То есть если двенадцать лет назад эти факторы влияли на политическое сознание автономно, то сейчас они, похоже, друг друга нейтрализуют.

Последние замеры индекса доверия потребителей, проведенные экспертами Мичиганского университета, зафиксировали падение этого показателя до самой низкой за девять лет отметки, а совместный опрос Си-Би-Эс и “Нью-Йорк таймс” показал, что 69% населения считает, что президенту Бушу следовало бы больше внимания уделять экономике.

Из чего складывается нынешнее преимущество президентской партии? Во-первых, республиканцы не дали перевести общенациональные дебаты от вопросов национальной безопасности к экономике. Лидер демократического меньшинства Палаты представителей Дик Гепхардт (как говорят, в интересах собственного переизбрания) однозначно одобрил линию администрации президента в отношении Ирака. Другому известному демократу – бывшему вице-президенту Альберту Гору двумя яркими речами (одна – с критикой Буша по Ираку, другая – с критикой экономического курса) ситуацию переломить не удалось. Работает на республиканцев и невиданный рейтинг самого Буша. “Разрыв между личной популярностью президента и негативным восприятием избирателями определенных им же направлений развития страны – явление необъяснимое”, – говорит социолог Дэвид Уинстон.

Наконец, благоприятствует республиканцам и простая избирательная арифметика. Особенно в том, что касается Палаты представителей, где переизбираются все 435 конгрессменов. Считается, что у 205 республиканцев и 192 демократов никаких проблем с переизбранием не будет. Еще по 12 мест для каждой партии, по опросам, почти гарантированы. Так что судьба решится в каких-нибудь 14 избирательных округах. Но в таком случае для удержания контроля над Палатой республиканцам достаточно преимущества в одно место, а демократам нужна победа во всех 14 округах.

Похожая картина и в Сенате. Всего подлежат переизбранию 34 сенатора. Из них 16 республиканцев и 10 демократов чувствуют себя относительно спокойно. Эксперты ожидают, что на расстановку сил повлияют выборы в 8 штатах. Республиканцы особо опасаются за Арканзас, где завершивший первый сенаторский срок Тим Хатчинсон недавно развелся и женился на одной из бывших сотрудниц своего аппарата – избиратели такую раскованность не очень одобряют. У демократов же проблемный штат – Миссури. Два года назад Джин Карнахэн прошла в сенат вместо погибшего в автокатастрофе мужа и сейчас баллотируется самостоятельно с не слишком убедительными шансами. Любопытно выглядит политическая борьба в Колорадо, где нынешний сенатор-республиканец Уэйн Аллард причастен к корпоративному скандалу с компанией Quest Communications, а его противник демократ-конгрессмен Тим Стриклэнд – к такой же неприглядной истории с Global Crossing.

Демократы могут наверняка рассчитывать, пожалуй, только на успех в борьбе за губернаторские посты. На этот раз выборы пройдут в 36 штатах, в том числе в 23-х, находящихся под республиканским контролем. Отдельно в этом ряду стоит Флорида, обеспечившая в 2000 г. победу Джорджу Бушу в борьбе за Белый дом и возглавляемый родным братом президента Джебом. За последнее время старший брат несколько раз посещал Флориду, активно агитируя в пользу нынешнего губернатора. Тем не менее, демократический претендент Билл Макбрайд, по оценкам экспертов, не слишком отстает от именитого политика. На настроении избирателей сказалась семейная проблема Джеба Буша: его 25-летняя дочь Ноэль за три недели до выборов была отправлена на 10 дней в тюрьму за попытку в очередной раз приобрести наркотики. Впрочем, как считают аналитики, “сам по себе выигрыш губернаторских выборов в условиях ухудшающейся экономики – это не такое уж большое приобретение. Скорее это важно для будущей президентской кампании, в которой иногда роль губернатора может быть очень заметной”…

Даже если допустить, что республиканцы потеряют контроль над Палатой представителей и не возьмут в свои руки Сенат, то для перевыборной кампании Джорджа Буша в 2004 г. это может оказаться и преимуществом, поскольку на законодателей можно свалить ответственность за все тяготы антитеррористической войны и трудности экономического спада. Возвращение же республиканского контроля над обеими палатами однозначно развяжет Бушу руки для проведения законодательных и кадровых решений, завязших сейчас в Конгрессе. Редкий случай, когда любой исход выборов президенту идет лишь на пользу.