ЗАКОН О МИНИМАЛЬНОЙ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЕ. ХОРОШИЕ НАМЕРЕНИЯ, ПЛОХИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

Григорий Гуревич

«Если во имя идеала человеку приходится делать подлости, то цена этому идеалу – дерьмо».
Аркадий и Борис Стругацкие 

Сторонники повышения минимальной заработной платы (МЗП) заражены марксистко-ленинским представлением о работе рынка труда. Они уверены в том, что владельцы бизнесов незаслуженно получают огромные прибыли, эксплуатируя низкоквалифицированных работников. Работодатель, по их мнению, выплачивает небольшие зарплаты таким работникам только из жадности. Поэтому ничего страшного не случится, если заставить владельцев бизнесов повысить МЗП.

РЫНОЧНАЯ ЭКОНОМИКА

Сторонники повышения МЗП плохо поминают, как работает любой рынок, в том числе и рынок труда. Цена любого продукта формируется в результате спроса и предложения на него. Заработная плата не является исключением. Её величина тоже определяется спросом и предложением на рынке труда. Когда спрос на рабочую силу растёт, то работодатели вынуждены для сохранения старых или для привлечения новых работников предлагать новые льготы (бенефиты) или повышать зарплату. Например, работодатель может предложить оплачиваемый отпуск, лучшую медицинскую страховку и другие бенефиты.

Когда правительство заставляет владельцев бизнесов повышать МЗП, то работодатели стремятся компенсировать экономически неоправданные расходы на рабочий труд. Для этого или сокращаются рабочие места, повышаются цены на выпускаемую продукцию, или внедряются автоматизированные системы, сокращающие число работающих. Если эти меры не приносят ожидаемого результата (снижения расходов на рабочий труд), то бизнес не выдерживает конкуренции на своём рынке и закрывается, а его работники оказываются на улице.

Рыночная экономика работает везде, даже в коммунистических странах. Жёсткий государственный контроль за производством и распределением продукции порождал чёрный рынок, а контроль за зарплатой обесценивал труд работающих. При возникновении острого экономического кризиса коммунистическое правительство вынуждено было хотя бы временно ослаблять государственный контроль за экономикой. Так 1921 г. возник НЭП, а в конце 80-х годов в СССР разрешили организацию различных кооперативов. Это последнее ослабление государственного контроля уже не смогло спасти СССР от экономического коллапса и развала страны.

НЕДАВНИЕ ПРИМЕРЫ

В 2014 г. городские власти Сиэтла одни из первых в США утвердили переход к МЗП в размере $15 в час. Примерно через год они наняли группу специалистов из Вашингтонского университета для оценки результатов своего решения. В 2016 г. был опубликован доклад этой группы. Основной вывод доклада: «Хотя низко оплачиваемые работники, сохранившие свои рабочие места, действительно, получают больше, но непредвидимые негативные побочные эффекты приглушают воздействие роста трудовых доходов. Постановление о минимальной заработной плате в Сиэтле, похоже, снизило занятость низкооплачиваемых работников. Эффект от безработицы примерно компенсирует прирост почасовых ставок заработной платы. В результате заработок среднего низкооплачиваемого работника не изменился». А как насчёт заработка тех, кто в результате увеличения МЗП потерял работу? Но о трагедии этих людей в докладе не говорится.

В июне 2015 г. в округе Колумбия был принят закон о повышении МЗП до $10,5. Экономисты из Мичиганского университета, используя данные Бюро трудовой статистики, показали, что за год рост новых рабочих мест в ресторанах и кафе быстрого обслуживания составил менее 1% или 500 рабочих мест. Для сравнения в соседних штатах Виргиния и Мэриленд рост новых рабочих мест был равен 4,2% и было создано 7300 новых рабочих мест. От увеличения МЗП пострадали низкоквалифицированные работники. В первом квартале 2016 г. безработица среди афроамериканцев в округе Колумбия составила 12,7%, а в Виргинии и Мэриленде — 7% и 8,5%, соответственно.

В январе 2016 г. Walmart отказался от намеченного строительства двух новых магазинов, потому что «резкое увеличение минимальной заработной платы в столице сделало расширение слишком рискованным». За первые шесть месяцев 2016 г. владельцы ресторанов и кафе округа Колумбия сократили 1400 рабочих мест. Это самое высокое сокращение за последние 15 лет.

Из-за повышения МЗП в Нью-Йорке владельцы Dunkin’ Donuts не открывают новые кафе и не расширяют старые. (Данные Invesortor’s Bussiness Daily, сентябрь 2016 г.).

Городские власти Сан-Франциско повысили МЗП до $13. В 2016 г. рост рабочих мест в городе упал до уровня 2011 г.

В прошлом году McDonald’s объявил о развёртывании пунктов самообслуживания, оборудованных автоматизированными системами. Для обслуживания таких пунктов потребуется значительно меньшее количество работников. Те, кто будет их обслуживать, должны иметь достаточно высокую квалификацию. Это означает, что тысячи низкоквалифицированных работников потеряют работу.

В 2016 г. был опубликован доклад Джеймса Шерка (James Sherk), журналиста «Heritage Fouhdation». Шерк показал, что если во всех штатах страны произойдёт увеличение МЗП до $15, то к 2021 г. около 7 млн. человек потеряют работу на полную рабочую неделю.

Городской совет Балтимора принял в 2016 г. решение о повышении МЗП до $15. Однако в начале 2017 г. мэр города наложила вето на это решение. Пикантность ситуации в том, что мэр — член Демократической партии. Во время предвыборной кампании 2016 г. она решительно выступала за повышение МЗП и обещала, что в случае её переизбрания, сразу же подпишет это решение городского совета. Выборы она выиграла, но решение городского совета не подписала. Почему? Объясняя свой поступок, мэр сказала, что «повышение минимальной заработной платы привело бы к тому, что работодатели бежали бы из города. А это привело бы к потере возможностей для трудоустройства наиболее нуждающихся».

Похоже, что таких честных и смелых мэров демократов в Америке больше нет. Демократы не хотят видеть или скрывают катастрофические последствия повышения МЗП для малоквалифицированных работников.

НИЧТО НЕ НОВО

Борьба за повышение МЗП имеет длинную историю. Сто лет назад 15 штатов страны законодательно установили величину первой МЗП. Тогдашние сторонники МЗП чётко осознавали дискриминационный и расистский характер законов о МЗП и не скрывали этого. Они были убеждены в том, что законы о МЗП ослабят на рынке труда позиции «расово нежелательных иммигрантов, инвалидов и женщин», готовых работать за меньшие деньги и составляющих острую конкуренцию мужчинам англосаксонского происхождения. Сторонники МЗП приветствовали потерю рабочих мест этих «нежелательных» членов американского общества.

Выступающие в те годы за введение МЗП считали, что от вытеснения с рынка труда тех, кто готов работать за меньшую плату, выиграют белые американцы. Теодор Рузвельт говорил, что иммиграция ведёт к «расовому самоубийству» и является «самой большой проблемой цивилизации». Тогдашние сторонники МЗП считали, что неанглосаксонские иммигранты довольствуются низким уровнем жизни. Готовность этих иммигрантов работать за более низкую зарплату создаёт конкуренцию белым рабочим более высокой квалификации.

Сторонник МЗП социолог из Стэнфорда Эдвард Росс писал, что «индийский кули не может превзойти американца, но может пережить его», получая низкую зарплату. Вудро Вильсон повторял, что китайские иммигранты «могут жить на горсти риса». Аналогичные недовольства выдвигались и против иммигрантов из стран Южной и Восточной Европы и российских евреев. Тогдашние прогрессивные экономисты хорошо знали, что ни одна фирма не будет нанимать неквалифицированных иммигрантов за высокую МЗП.

В эпоху апартеида в ЮАР за высокую МЗП выступали расистские профсоюзы белых рабочих. Их лидеры были уверены в том, что менее квалифицированные чернокожие жители страны не смогут найти работу за эту зарплату и не будут конкурировать с белыми рабочими. Лозунгом профсоюзов ЮАР был: «Равная оплата за равный труд». Лидеры профсоюзов знали, что если работодатели будут вынуждены платить менее квалифицированному чернокожему ту же зарплату, что и более квалифицированному белому работнику, то владельцы бизнесов не будут нанимать чернокожих.

Артур Холком из Гарварда, член Комиссии по минимальной зарплате штата Массачусетс в 20-е годы прошлого века, высоко оценивал австралийские законы о МЗП. Он писал, что эти законы «защищают уровень жизни белого австралийца от жестокой конкуренции цветных рас, особенно китайцев».

У всех тогдашних сторонников МЗП не было иллюзий относительно того, что эти законы приведут к росту безработицы среди низкоквалифицированных работников. Они считали такую безработицу социально выгодной, поскольку она защищает «достойных работников от конкуренции непригодных, готовых выполнять работу за меньшие деньги». Поэтому неудивительно, что Милтон Фридман называет законы о МЗП расистскими и дискриминационными. Профессор принстонского университета Томас Леонард написал в апреле 2016 г., что расистские намерения законов о МЗП были очевидны с самого начала.

КОМУ ЭТО ВЫГОДНО?

Законы о МЗП ведут к потере работы среди низкоквалифицированных работников. Сто лет назад ими были иммигранты из стран Азии, Южной и Восточной Европы, а также инвалиды и женщины. Сегодня — это латиноамериканские иммигранты, белая и темнокожая молодёжь, не получившая реального образования. МЗП вынуждает работодателей нанимать более квалифицированных работников в ущерб людям с более низкой квалификацией. Законы о МЗП выдавливают этих людей с рынка рабочей силы. Не работая, они не могут повысить свою квалификацию. МЗП не позволяет разорвать этой замкнутый порочный круг.

Законы о МЗП дискриминируют национальные меньшинства и молодёжь, имеющую низкую квалификацию. Эти законы исключают возможность роста рабочих мест для этой категории людей.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*