НЕШУТОЧНОЕ ДЕЛО

Ян Спивак

Сельское хозяйство — одна из потенциальных мишеней террористов. По оценкам Института национальных стратегических исследований (Institute for National Strategic Studies), ни одна страна мира не способна сегодня защитить свой агропромышленный сектор от биологической атаки.

Кстати, угонщики самолетов, атаковавших Нью-Йорк и Вашингтон 11 сентября 2001 года, изучали возможность приобретения сельскохозяйственных самолетов, оборудованных устройствами для распыления удобрений или инсектицидов, а “Аль Кайда” пыталась получить доступ к биологическому оружию.

16 часть валового внутреннего продукта) (более трлн. в год) и 18 всех рабочих мест страны связаны с сельским хозяйством. Ежегодно США экспортируют продовольствия более, чем на млрд. Благодаря эффективному сельскому хозяйству жители американцы тратят на продукты менее 11% дохода — в других индустриально развитых странах на это уходит до 20-30% дохода семьи. Серьезный ущерб сельскому хозяйству способен нанести сильнейший удар по экономике страны и по нашему карману.

Развитие биотехнологий предоставляет новые возможности для этого. Террористы могут использовать методы генной инженерии и “сконструировать” новый возбудитель болезни животных или растений. Эффективность имеющихся вакцин и систем тестов не проверена на практике — поэтому неизбежны ошибки. Последствия от террористических атак на объекты сельского хозяйства могут быть непредсказуемы.

К примеру, симптомы “коровьего бешенства” достаточно хорошо изучены, методы борьбы с ним известны, соответствующие службы, как считалось, были готовы к борьбе с этой напастью. Однако страны Западной Европы не смогли быстро локализовать эпидемию “коровьего бешенства”, и она докатилась даже до Японии. Расходы Европейского Союза на борьбу с эпидемией превысили расчетные суммы более чем в три раза и достигли 3.5 млрд. Евро. Косвенные убытки были также колоссальны — только туристическая индустрия Великобритании потерпела убытки в размере млрд.

В ХХ веке был зафиксирован 21 (по другим источникам 14) случай агротерроризма. В 1952 году сепаратистское движение Мау-Мау в Кении добавляло яды в корм крупного рогатого скота на территории, которую контролировали колонизаторы-англичане. В 1974, 1978 и 1988 годах палестинские террористы, желавшие подорвать израильский сельскохозяйственный экспорт, загрязняли отравляющими веществами израильские фрукты, которые предназначались для отправки в Европу. В 1999-2000 годах в Израиле куриные яйца заразили сальмонеллой — в результате два человека умерло, многие заболели. Впрочем, гибель людей была второстепенной целью террористов — главной ставилась задача подрыва экономики Израиля. Можно назвать и другие случаи, когда правоохранительные органы различных стран выдвигали обвинения в сознательном использовании токсинов и возбудителей опасных болезней для инициирования эпидемий среди сельскохозяйственных животных и растений.

В США и Западной Европе особо активны были организации защитников животных, которые угрожали применить биологическое оружие против тех, кто жестоко обращался с братьями нашими меньшими. В число их врагов попали животноводческие фермы, бойни, рестораны, супермаркеты. В 1984 году в городе Даллас (штат Орегон) воинственные последователи гуру Бхагвана Шри Раджнеша заразили сальмонеллой мясные салаты в десяти ресторанах. Они протестовали против употребления в пищу мясных продуктов и заодно пытались повлиять на результаты выборов в местные органов власти. В результате этого террористического акта 751 человек, попробовавших зараженный салат, отравились и слегли с серьезными желудочными расстройствами. Таким образом, многие организации и даже частные лица способны создать и использовать средства, которые могут серьезно подорвать сельское хозяйство той или иной страны.

Еще более серьезная ситуация в области государственного использования подобного оружия. В ходе первой мировой войны германские войска инфицировали лошадей сапом и сибирской язвой и выпускали их в расположение противника. Германия проводила исследования в области создания подобного оружия и в ходе второй мировой войны, но нет свидетельств, что подобные методы ведения военных действий были ею использованы. Перед Второй Мировой войной Франция проводила эксперименты по доставке колорадского жука на поля противника. В ходе войны США, Великобритания и Канада координировали свои действия, готовясь использовать против Германии споры сибирской язвы. США также разрабатывали вирусные агенты, способные нанести непоправимый ущерб рисовым полям Японии. Япония, в свою очередь, обладала значительной программой создания биологического и химического оружия, которая включала в себя и средства уничтожения скота и урожаев на территории противника. Япония использовала их, в частности, в Китае.

В эпоху холодной войны США и СССР создали значительные запасы возбудителей сибирской язвы, чумы крупного рогатого скота, а также оборудование для их использования. Существуют неподтвержденные свидетельства, что СССР использовал это оружие в середине 80-х годов в Афганистане. Куба неоднократно обвиняла агентов ЦРУ в том, что они обрабатывают патогенными веществами продукцию кубинского сельского хозяйства — кофе, сахарный тростник и табак, но ни разу не было получено заслуживающих доверия доказательств этих действий. Зато точно установлено, что ЮАР применила бактерии сибирской язвы в середине 70-х годов в Зимбабве. Иракская программа создания биологического оружия также включала в себя промышленное производство агентов сибирской язвы и верблюжьей оспы.

Кстати

Большинство американцев, опрошенных Program on International Policy Attitudes, назвали Россию, Китай, Северную Корею, Ирак, Иран и Ливию потенциальными врагами США. Для того, чтобы максимально обезопасить свою страну, 45% опрошенных считают необходимым тратить на оборонные нужды чуть больше, чем наиболее могущественные страны, отнесенные к числу потенциальных противников. 36% считают, что США должны вкладывать в национальную оборону больше, чем все потенциальные противники вместе взятые. А 18% американцев убеждены, что военный бюджет США должен быть, как минимум, вдвое большим, чем бюджеты их потенциальных противников. министерство обороны (Department of Defense) относит к числу потенциальных противников Сирию, Ирак, Северную Корею, Ливию, Кубу и Судан (Иран был исключен из этого списка в 1999 году).