ГДЕ ГРАНИЦЫ

Последние корпоративные скандалы имеют одну общую черту: каждый из них в корне ломал карьеру финансового директора компании, замешанной в злоупотреблениях. Комиссия по биржам и ценным бумагам (SEC) проводит расследование в отношении бывшего финансового директора компании WorldCom Скотта Салливана. Ведется следствие и в отношении Эндрю Фастова, бывшего финансового директора компании Enron. Интересно, что они оба отмечались за достигнутые выдающиеся результаты журналом CFO (Chief Financial Officer – «Финансовый директор»), который выпускает тот же издательский дом, что и The Economist. Барри Ромерил, финансовый директор компании Xerox, в прошлом году завысившей свою прибыль на .4 млрд, также не избежал неприятных вопросов, несмотря на то, что успел уйти в отставку в декабре прошлого года.

Если еще десять лет назад большинство финансовых директоров имели бухгалтерскую квалификацию, то сегодня этого уже не скажешь. В прошлом году рекрутинговая компания Spencer Stuart проанализировала, какое образование имеют финансовые директора компаний группы Fortune 500. Оказалось, что всего 20% финансовых директоров имели квалификацию Certified Public Accountant (дипломированный бухгалтер высшей квалификации), 35% – квалификацию MBA (Master of business administration – «Специалист по корпоративному управлению»). И лишь 5% обладали обеими квалификациями. А что можно сказать о капитанах бизнесов, которые в последнее время так часто попадали на первые страницы экономических газет? Как выяснилось, Эндрю Фастов (Enron) – специалист по корпоративному управлению. Он окончил Келлогскую школу бизнеса при Северо-западном университете. Скотт Салливан (WorldCom) получил аналогичную квалификацию в Университете штата Нью-Йорк, а Дэн Корс, финансовый директор Global Crossing, еще одной компании-банкрота, был не больше не меньше как доктором финансовых и политических наук Корнелльского университета. (странный, на первый взгляд, симбиоз, не правда ли?)

Сокращение доли дипломированных бухгалтеров в среде финансовых директоров вполне понятно: сегодня профессия бухгалтера пользуется куда меньшей популярностью, чем прежде. Так, по данным Американского института сертифицированных бухгалтеров, о такой карьере мечтает всего 1% студентов, в четыре раза меньше, чем десять лет назад.

Кроме того, за последнее время роль финансовых директоров в компании существенно изменилась. Они меньше стали заниматься непосредственно финансовой отчетностью, уделяя больше внимания стратегическому планированию, подготовке слияний и поглощений, продвижению новых информационных технологий, работе с инвесторами. В результате на должности финансовых директоров стали приходить люди с более общим образованием

Поэтому ошеломляет, насколько некоторые компании позволяют себе игнорировать базовые принципы бухгалтерского учета. Некомпетентность в этих вопросах ведет к тому, что многие финансовые директора оказываются не в состоянии справиться с искушением, прибегая к т.н. «управлению прибылями». Инвесторы не слишком любят компании, не способные выполнить намеченные финансовые планы. В свою очередь, падение акций компании существенно бьет по карману ее менеджеров высшего звена, и, в том числе, и самих финансовых директоров, значительная доля вознаграждения которых приходится на акционерные опционы. В результате, действуя по указке генерального директора (и соблюдая при этом свой собственный интерес), финансовый директор может быть втянут в рискованные аферы с ее отчетностью.

На самом деле за последние годы взаимоотношения между генеральными и финансовыми директорами существенно сблизились даже в тех компаниях, руководство которых не занимается махинациями с корпоративной отчетностью. В цене финансовый директор, который был бы частью команды. Если он не может играть по принятым правилам, то уходит. Проведенное в 1999 году журналом CFO исследование показало, что 39% генеральных директоров увольняли своего предыдущего финансового директора, причем 75% из них приняли на работу своего нынешнего финансового директора собственноручно. В 40% случаев смена кадров происходила в течение трех последних лет.

Новые руководители компаний часто приводят с собой и свою собственную команду, в том числе финансового директора.

После громких корпоративных скандалов 1990-х годов компании изменили свое отношение к аудиторским комитетам. Эти комитеты собираются в среднем 4-6 раз в год, причем всего 13% их членов обладают личными или профессиональными интересами, способными повлиять на их объективность (в 1998 году таких было 28%). Тем не менее, сама по себе независимость аудиторского комитета далеко не всегда может оградить компанию от финансовых злоупотреблений. Так, во главе аудиторского комитета компании Enron стоял Роберт Жэдик, бывший профессор бухучета из Стэнфордского университета (теперь его прежние коллеги учат на примере Enron своих студентов тому, как не надо организовывать систему подготовки корпоративной отчетности).

Где же выход? Видимо, финансовый директор компании должен быть подотчетным не только ее генеральному директору, но и аудиторскому комитету, причем самому комитету необходимо обладать полномочиями по принятию на работу и увольнению этого менеджера. И еще одно обязательное условие: финансовый директор обязан иметь квалификацию бухгалтера, точно так же, как, например, юрисконсультом компании может быть только дипломированный юрист. Впрочем, свою роль, безусловно, играют и нравственные качества. Потому что если человек не различает границы между совестью и жадностью, никакое образование не поможет.